2003, Сентябрь

***
Мертвецу на грудь из пустоты
Падают снежинки, как кресты.
Я — мертвец, Россия — пустота.
Верую в распятого Христа.

 

    Спряжение поэзии

Я считаю, поэзия — мяч
По весне меж мусорных куч.

Ты считаешь, поэзия — речь,
Что выходит из влажных туч.

Он считает, поэзия — патч,
Изгоняющий вирусы прочь.

Мы считаем, поэзия — течь,
Открывающаяся в ночь.

 

        Мнемоника

Шибко весело от чачи
Ветеранам на селе.
Черный кочет приаттачен
У ребенка на крыле.

Многих образов могильник —
Мнемонические сны,
Чтоб не позабыть мобильник
Милой, преданной жены.

Точно так в тоске сердечной
Зажимал стихами Блок
Телефон невесты вечной
В память, словно в кулачок.

 

***
Странное название в глуши.
Электричка не остановилась.
Тихо; на платформе ни души.
Не меняясь, что-то изменилось.

Мертвый городок лежит в пыли.
Неопознаваемые звоны
Неприятно тренькают вдали,
Как сигнал гражданской обороны.

 

***
Настоящую литературу не спутаешь
Ни с чем; покойница была тиха.
Ты напрасно в статьях своих путаешь
Ее со жрицей греха.

Я улыбаюсь, пожимаю руки,
Не знаю, куда я иду...
Но тот, кто получит Букер,
Непременно будет в аду.

 

***
В мире нет похожих величин:
Схожи миражи в пьянящем зное.
В мире есть две вещи: Я Один
И вокруг меня Всё Остальное.

Мысли в голове бегут, пьяня,
Пока я бегу встречать с вокзала
Самое прекрасное Не Я,
Что когда-либо существовало.

 

***
Человек привыкает к чашке,
Человек привыкает к ложке
И к своей недоразвитой кошке,
Привыкает к своему ГАЗу-21,
Привыкает к тому, что живет на ВИЗе,

И если отобрать у человека его чашку,
Если украсть у человека его ложку,
Сделать что-нибудь с его кошкой,
Сломать его ГАЗ-21,
Заставить его переехать на ЖБИ —

Человек превратится в мага
Или, в лучшем случае, в Яго:
Человек совершит такое,
Что ни в жисть, если б жил в покое.

 

           Мова

Она не сгинэла,
Хоть турки гнобИли,
И ею брателло
Кричит по мобиле.

В ней всё непонятно —
Лишь мат через слово
В мой слух неприятно
Бьет снова и снова.

 

***
Антиоксидантами богаты
Яблоки родимого Урала.
Оттого-то люди-автоматы
Ночью пьют, а утром всё сначала.

 

  Прогулка

Строят
Набережную
Стоит
Напротив

Дома
Аркадия
Гайдара
Драга

 

***
Маяковский рубил ей дрова,
Был унижен, осмеян.
Наконец-то она не жива,
Даже пепел развеян.

 

***
Если б я был терпим, если б я только мог,
Толерантности всем был бы ценный урок:
Оттого, что ТВ смотрят только лохи,
Не назвать ни хорошим его, ни плохим.

 

***
Мы не срубаем деревья,
Но кладем вокруг них асфальт,
Чтобы, упав, семена
Не проросли.

 

***
Джинсы себе повсеместно
Я выбираю упорно,
Чтоб кошельку было тесно,
Телу — просторно.

 

         Готика

Няня, не горит свеча,
И гудки с вокзала.
Ты сказала: "ча-ча-ча!" —
Для чего сказала?

 

***
Урна, я, фонарь, аптека.
Мысли выношенны, четки:
То буддизм для человека,
Что тефлон для сковородки.

Я и космос — одногодки,
Но не знал я, что от века
Что тефлон для сковородки,
То буддизм для человека.

 

***
Я с утра бежал в райком
И стоял за молоком.

Выдавалось молоко
Всем сотрудникам райко.

Душу ради молока
Мы сдавали в сейф райка.

И пришли и в наш раек
Дни бифштексов и молок.

 

***
                                                       Перешагни, перескочи...

Крылышкуя синевой торчащих жил,
Куда я — блин — мобильник положил?
Терять всё начал с некоторых пор.
О нестерпимо! О старпёр!

 

***
Онегин
угнетен

Печорин
порочен

Родион
вышел вон

Наташа
мамаша

Лопахин
ломает

Мелехов
мечется

дальше
по мелочи