2004, Август

Основная подборка

*** 
Поскольку я учился у растений,
Я верю в очередность изменений.

Теперь мой корень знает, где вода.
На поиск я потратил год труда.

Вокруг меня – воздушная свобода.
Для этого я рос не меньше года.

И я стою на месте целый год,
Пока на ветке созревает плод.

 

*** 
Выключается сердце, как электрический свет.
Ряд жизней моих – ряд Фурье – 
Шапкой Гаусса сверху накрою.
Применю закон Гука к сансаре.
Простри меня, моя любовь.

Не рождаться; сломать выключатель,
Смолоду быть молодым, вовремя созреть.
Прожить чистую жизнь, дела завершить,
Ничто не оставить несделанным.
Распни меня, моя любовь.

 

*** 
Воду полью на руки, лицо умою,
Обращусь к богам малым за подмогой.

Обращусь прежде всего к Орджоникидзе:
Дай мне власть над огнем и веществами.

Обращусь к грозному Берии: не губи, властитель,
Укрепи мой ум для занятий наукой.

Обращусь и к скучному Жданову, на всякий случай:
Пусть, что делаю я, назовут культурой.

Воду полью на руки, лицо умою,
Обращусь к богу великому, всеми качествами наделенному:

Всё, что я делаю – для тебя, великий Сталин,
Помоги мне во всех начинаниях, да воспоют славу тебе вовеки.

 

*** 
Порою память порастает травою:
Ищешь в холодильнике рубашку – и не находи
Шь. И бьешься лысеющей головою 
О надпись на памятнике свободе:

«Если выпало в империи родиться,
Лучше жить в глухой провинции другой и
Мперии, и глаза закрывать, как птица,
Летящая вниз вперед головою.»

 

*** 
Уже чуть-чуть окрасился восток.
Я, Господи, не выполнил урок.

Я спать хочу, но я со сном борюсь,
Не потому, что я Тебя боюсь,

А чтобы отдалить момент стыда.
Ты как пчелу послал меня сюда,

Но с чем вернусь к подножию творца?
Где мой нектар? И где моя пыльца?

Любую книгу с полки я беру,
Чтоб так добрать, что не собрал в миру.

Чужое как мое прими, Господь,
Чтоб сон смог освежить мне дух и плоть.

 

*** 
Когда в России кончится работа,
Все переедут в сша, хоть и с трудом;
Санкт-Петербург покроет вновь болото,
И лик Петра вновь отразится в нем.

 

Остальные стихи

*** 
                                   Если бы проведал Бог...
                                   О. Мандельштам

Если бы проведал Бог,
Что в искусстве нет дорог,
Он бы сделал, чтоб художник
Мог скопить на вседорожник.

 

*** 
Дождь поливает все растения,
Но особенно сильная струя
Поникшую розу поливает.
От этого она оживает.

 

*** 
Благословенна жесткая ткань подстилки;
Благословенны черные кроны леса.
Благословен запах сладких трав в ветре;
Благословенна слава будущих битв в сердце.

 

*** 
Я пил однажды "Добрый колос"
И слушал группу ППК,
И в музыке услышал голос
Той, что сказала мне "Пока!".

Но я не верю, и сердито
Я говорю виденью: "Брысь!
Стань снова пивом, Афродита,
И голос, в музыку вернись."

 

*** 
Что есть Моздок? Моздок есть род востока,
Но не суди о нем жестоко:
Там тоже люди живут,
Едят и водку пьют.

 

*** 
От города Моздок
До города Боржом
Катался колобок
С гранатой и ножом.

Он ловок и не трус;
Тверда его рука.
Так выпьем за союз
Лисы и колобка!

 

*** 
Языком, а не звуком
Продолжается стон,
И противен наукам,
Ибо так он рожден
Со второго на третье
Меж томов и старух,
Что и через столетье
Бьется тело о дух.

 

*** 
Пьяный, на проезжей части
Спит солдат, легко одет.
Может, он сбежал из части?
Может быть, обидел дед?

Мы солдата не задавим,
Но, чтоб выжил дурачок,
Мы у ног его поставим
Проблесковый маячок.

Мы бумажку – похмелиться –
Запихнем в карман его,
И рогожку – утеплиться –
Мы накинем на него.

Вот проспится рядовой –
Удивится, что живой!

 

*** 
Как пережить, что воздух пережат?
Как пережить, что капельки дрожат?
Как пережить, что маленьких ежат?
Как пережить, что бенизолавжат?

 

*** 
Милая! Чтоб встретиться с тобою,
Без проблем я облечу весь глобус.
Только – "Аэробус" или "Боинг"?
Только – "Боинг" или "Аэробус"?

Я спешу – от выбора не деться –
Сердца стук приноровить к галопу
Мировой политики: ведь в сердце
Происходит битва за Европу.

 

     Песня о почтамте 

Отчего вступило в шею?
Оттого, что на бегу
Вновь я что-то не успею
И чего-то не смогу.

Но Почтамт! Душе по нраву
Твой простой солидный вид,
Так как ты не любишь славу,
Ты спокоен, деловит,

У тебя цветут пионы,
На тебе стоит атлант,
И в тебя идут шпионы
За своею poste restante.

Деловит ты и спокоен,
И в военные года
Ты стоишь как старый воин
У привычного труда,

На тебе сидят вороны,
И разрушен твой атлант,
Но в тебя идут шпионы
За своею poste restante.

Но проходит сквозь больное
Время с честью мой народ,
И в тебе вновь все родное,
Все привычное идет,

И опять цветут пионы,
И опять стоит атлант,
И опять идут шпионы
За своею poste restante.