2005, Ноябрь

Основная подборка

*** 
Первая смерть –
Трагедия.

Третья смерть –
Рутина.

Я люблю вторую смерть:
Именно во время нее
Особенно остро ощущаешь
И свою смертность, и свое бессмертие.

 

*** 
У бабочек есть свой Бог.
Его зовут Владимир Владимирович.
Всё лето он следит за ними,
И когда бабочка умирает
(А бабочки живут всего два дня),
Он на руках переносит ее в бабочкину Вальхаллу
(На острове Зембла, далеко на севере).
Вот почему только осенью
(Когда Владимир Владимирович
Возвращается на зиму в Палас Отель)
Можно найти мертвых бабочек.
 

*** 
Когда умирают Windows – гаснут.
Когда умирают деньги – пахнут.
Когда умирают солдаты – они пухнут.
Когда умирают телеканалы – поют песни.
 

***
Кто мог бы сбондить Рапунцель –
Рисует графики в Эксель.

Весь мир вздыхать бы мог о ком –
Шуршит метелкой и совком.

Вокруг свет звезд лежит, как ртуть; 
Комар кусает; не уснуть.

Я на нелепость их судьбы
Негодовал бы, если бы

Не знал, что в вечном колесе
Они опять родятся все.

 

*** 
Все предпочтенья станут виной.
За них придется отвечать.
И Суханкиной от Гулькиной
Ты сам не должен отличать.

Лишь забывая год от года,
Кто носит нимб, а кто – рога,
Где имение, а где вода,
Ты превращаешься в бога.

 

***
В старину
К Сталину

Из-за Оки
Приходили ходоки,

С Днепра – 
Профессора,

Из-за Камы –
Ламы.

Всех великий принимал,
Жизнь молодую отнимал.

Все вернулись, кроме лам.
Всехный воз и ныне там.

 

Предчувствие иранской войны

Молодая персиянка
Утром по воду идет.
Он следит за ней из танка,
Мрачно персики жует.

Не сиди в вонючем танке,
Что хорошего внутри?
Лучше персик персиянке,
Злобный янки, подари.

 

*** 
На часах в провинции Сычуань
Рань.

Ночь безмолвна, и мутно блестит Амур,
Хмур.

За рекою блуждают чужой страны
Сны.

И лежит, и приказа "в атаку!" ждет
Взвод.

 

*** 
Уснула совесть; спит рассудок;
Спят и гипофиз, и желудок;
Перегородка носовая
Спит. Я один не сплю: сова я.

 

*** 
                                    М. А.

Нас мы не уберегли.
Наши души убегли.
Наши лысины – картонки,
Наши шляпы – снегири.

Так и будем во дворе
Предаваться злой хандре,
Потому что мы без тела,
Потому что нас мы не...

 

Шва и камац-патах

Однажды шва и камац-патах
Столкнулись в саду в цветах.
«Ты кто?» – спросил удивленный шва.
«Кто, я? Я камац-патах.»

«Понятно, о странник, но и голова,
И туловище, и хвост –
В тебе всё такое же, как у шва,
И точно такой же рост.»

«Нет, шва – это шва, а камац-патах –
Это камац-патах;
Они не станут одним, пока
Звезды висят на местах.

Когда ты будешь в моих летах,
Ясней всё увидишь ты.» –
Сказал почтенный камац-патах
И гордо уполз в кусты.

И солнце плавилось в синеве,
И шелестела трава,
И долго под солнцем в густой траве
Гулял удивленный шва.

 

***
Тебя, которому причину
Давно бы отыскать пора,
Хочу спросить: какому сыну
Ты предпочел бы комара?

Не крут и не в почете он!
А ты, чьи дети замерзают,
Играешь в свой аукцион
Так, как насильники играют.

 

*** 
Блестящая медаль.
Румяное лицо.
И булькает вода.
И варится яйцо.

Что это за лицо?
Кем варится яйцо?
Убийцей, подлецом,
Что скрыл заподлицо

Различных много прав и дел.
О посадиво! О вельзевел!

Но вдруг – какой момент! –
Яйцо летит в лицо:
Какой-то диссидент
Вложил заряд в яйцо.

Блестящая медаль,
Но больше нет лица.
Никто не ожидал
Такого вот конца.

 

Приметы 

Я ехал к вам, надев штаны,
Кажась себе широкоплечим,
И тяжесть с правой стороны
Груди (не страшно, это печень).

Я ехал прочь, надев штаны,
Весь выжатый, как полотенце,
И тяжесть с левой стороны
Груди (а может, это сердце).

 

*** 
Меня пугают средние века,
Когда любили не человека,
А, делая ментальный ход конем,
Любили представление о нем.

Не так же ли хочет меня любить
Тот, кто присылает мне повестку
Туда, где снайпер ждет меня убить,
И лисы труп размечут по песку?

 

Вариация на тему Рыжего 

"Земляк!" – молчит – "Почем ботинки?"
Взгляд иммигранта тускл. Взгляд йети.

Он местный на Шарташском рынке.
Я местечковый в Интернете.

 

*** 
Здесь была, дедушка, наша свеклá.
Под небеса – синий куб из стекла.

Здесь была, бабушка, наша морковка.
До горизонта – чужая парковка.

Глядя в бетон, потрясенный стою.
Так мы теряем Россию свою.

 

Русский ковчег

(поэма в танкетках)

Тарханы
барханы
заборы
соборы
масоны
кальсоны
обои
гобои
дураки
дороги
святые
Толстые
спектакли
пентакли
пожары
Стожары
листовки
винтовки

 

 

*** 
грибок улыбок
на ломких сухих ветвях
рукопожатий

 

*** 
Все японочки вполне
Симпатичны в кимоне,
А особенно одна
Хороша без кимона.

 

Два голоса

– Луна в весах, пора справлять весак.
– Нам не до сна, и полная луна.
– Умрешь, начнешь сначала. Жизни мало,
– Так предадимся страсти! В нашей власти,
– Чтоб иллюзорный шум покинул ум.
– Чтобы от нас жизнь новая зажглась.

 

*** 
Пока по кругу день-деньской
Несутся лошади по кочкам,
Темно в квартире городской,
И мать трясется над сыночком.

Доколе лошадям нестись?
Доколе матери трястись?

 

Хокку

георгины умирают
и я
падаю на пол

Остальные стихи

*** 
Есть у меня пятерка слуг, ты только посмотри:
Палм, нокия, флэш-драйв, нотбук и плейер MP3.

 

*** 
Оранжевая революция
На Украине кончилась, и я
Смотрю, как вырастают, как грибы,
То анафемы, то диатрибы,
Как занимают вирши и проза
Свои стороны: то против, то за.

Сумели вы правительство свергнуть,
Сумейте ж Богу Богово вернуть.
Желаю всего хорошего ей,
Исторической родине моей,
Но, что важней, поэзии святой
Желаю снова стать глуповатой.

 

*** 
От пирата – пираньям: еще вам подарка не
Подарил я, плавая устьями Амазонки.
Эй, ребята, споем об ацтекской младой княжне,
О смуглянке-княжне, у которой запястья тонки.

 

*** 
Выходят в поле трактора,
Чтоб заниматься урожаем.
Мы, наук разных доктора,
Крестьян за это уважаем.

Выходят в поле трактора.
Меня покоем осени,
Дивно-короткая пора
Первоначальной осени.

 

*** 
Я не участвовал в разгроме Талибана,
Я не курил в ущельях анашу;
Зачем же кровь луны Афганистана
Я в ненадежной памяти ношу?

 

*** 
Пусти меня, отдай меня, Ринпоче!
Не к ночи будь помянут, нет, не к ночи.
Авось себя смогу я уберечь.
Ринпоче – прочь, Ринпоче – черен, печь!

 

*** 
Откуда Ленин взял свой псевдоним?
Из пьесы Велимира Хлебникова.
Вот почему пребывало над ним
Всю жизнь благословенье всего злого.

 

*** 
Приходил ко мне чакравартин, одетый в тартан,
Говорил, что его уважают урус и мартан,

Говорил: где успела соскучиться кровь по ножу –
Соберу первородных птенцов, на алтарь положу,

Говорил: не родится в стране претендент на мой трон -
Положу на алтарь, заберу дочерей у матрон,

Говорил, что он лично искусств и ремесел патрон,
Говорил, что себе оставляет последний патрон.

 

Первое чудо 

Вода в вино – и сразу же в цари.
Нет, ты иное чудо сотвори.
Что свадьба в Кане! Нет, в Тьмутаракани,
Где таракан сидит на таракане,
Где спрашивают женщины детей:
Где б нам еще взять водки для гостей?

 

L'invitation au voyage

Ты не приют кариатид,
А поле трансцендентной битвы.
Ты помнишь, как плясал друид,
И помнишь римские молитвы.

Ты полон тайн и в наши дни –
Геометрический, масонский –
И манишь всех, как искони
(Не ездил только лодырь Шленский).

 

*** 
Боюсь я одного: изменчивую душу
Мой прах переживет и тленья убежит,
И буду в коме я, пока немую тушу
Гром третьей мировой питанья не лишит.

 

Мораль к ненаписанной басне 

Если люди говорят:
"Габариты не горят!" -
Ничего не говори ты,
А включи ты габариты.
 

***
За границей пенсионеры есть:
Они любят и выпить, и поесть,
Получают российскую пенсию,
И проклинают ее же: Россию.

 

*** 
Вот она, настоящая схема смеха:
Я найду поэта, добившегося успеха,
И убью его лазерным лучом,
И скажу, что я ни при чем.

 

*** 
Когда арийские народы,
Забыв арийские свободы,
Добычей стали сатаны –
Бессовестные! – мы погружались в сны.

Нас усыпляли целлюлозой1,
Поэзией, а также прозой.

1 Намек на кинопленку.
 

Наш тост 

Субботние свечи уже не горят.
Дети сидят на мусоре в ряд.
Деревня разбомблена
И сожжена.
Барух Адонай, спасибо, что живы.
Белорусским полицаям хочется поживы.
На пепелище выходят,
На евреев ружья наводят.
Определяющий момент!
Никакой русский интеллигент
Или представитель рабочего класса
Не ожидал такого атаса.
Один только Сталин ожидал
И наступать приказ он дал.
Жуков всё сделает, как надо.
Еврейская семья будет рада.

Выпьем всего, что пьется,
За советскую армию,
Которая вовремя бьется
За еврейскую семью.

 

*** 
Спросят родичи: "Алёш,
Ты к причастию пойдешь?"
Я отвечу: "Нет, зачем? -
Я нашел себя в дзогчен."

 

*** 
Отчего средь темной ночи
Ты не спишь – скажи, рабочий!

Отчего средь общей пьяни
Ты не пьешь – скажи, крестьянин!

– Коммунист придет к рабочим –
Буду ждать и среди ночи.

– Коммунист придет к крестьянам –
Не застанет меня пьяным.

 

*** 
Папа Римский умер. Плачет толпа.