2006, Декабрь

Основная подборка

*** 
Религия - не тайна перспективы,
А правильность кругов на чертеже.
В моей душе есть горы и обрывы,
Открытые поручиком Киже.

Я сам себя освобожу от власти
Себя, когда скажу: нет глубины
Во мне, и друг от друга мои части
Различные равноудалены.

 

*** 
Именно когда тебе тревожно,
Когда шум, и маянье, и муть,
Отчего становится так сложно,
Когда нужно, в душу заглянуть,

Где, производя твое несчастье
Или счастье, крутятся в тиши,
Зацепляясь друг за друга, части
Неодушевленные души.

 

*** 
У клеток организма файв-о-клок.
Клетки, которые любят чай с молоком, пьют чай с молоком.
Клетки, которые любят чай с лимоном, пьют чай с лимоном.
Душа мечется между клеток, и ей грустно.

 

*** 
Когда со мной всё станет ясно
К шестидесяти годам,
Я бережно и пристрастно
Пройду по своим следам

И всё объясню во мне, что
Пока объяснить не смог:
Там - сказанное поспешно,
Тут - выпитое не впрок.

 

*** 
Ночь. Свежая постель. Над книгой
Шестидесятиваттный свет.
Сон побеждает, как ни прыгай.
Другой альтернативы нет.

Жизнь! Что, уйдя в обитель света,
Мы будем помнить из нее?
Пространство. Синяя планета.
Ночь. Книга. Чистое белье.

 

*** 
Этот вечер не бел и не черен, в нем перемешаны день и ночь.
Этот латте не черен и не бел, в нем перемешаны кофе и молоко.
Но когда я смотрю в окно и делаю глоток,
Покой вечера и активность латте встречаются и начинают перемешиваться так же,
Как перемешивались день и ночь, чтобы составить вечер,
Как перемешивались кофе и молоко, чтобы составить латте.

 

*** 
Гружёный мыслями нелеп.
Ты мысли отпускай, как хлеб.
Они вернутся без борьбы.
Не собирай их, как грибы.

Мысль интересна до тех пор,
Пока летит, как метеор.
Не дай ей свить гнездо в груди.
Другие мысли впереди.

Увы! Любезен мыслям дух.
Ты как варенье между мух.
Молчи, скрываясь и таясь.
На то и щука, чтоб карась.

 

*** 
Пришли творцы великих дел
И Будду нашего забрали,
Который золотом блестел
В монастыре на пьедестале.

Подателю великих сил
Молиться мы не перестали,
И только ярче Будда был
На опустевшем пьедестале.

 

*** 
Зря я включаю Гребенщикова, зря ненароком
Трясу коробку, где было печенье. Пусто.
Что-то ушло само, от чего-то я отказался.
Вот и кофе, который я пью, без кофеина.

 

Хераскову 
Есть мечта, и свобода,
И масонский комплот.
Этот Петр - на полгода.
Не пиши ему од.

О ехидна столица!
О двора жернова!
Мы найдем, где укрыться:
Универ и Москва.

Колокольные звоны.
Грудь крестом осеня,
Ты бы принял в масоны,
Я уверен, меня.

 

*** 
Выходят мысли различные
На подиум между глаз,
И разговоры привычные
В раздевалке у них о нас.

Потом выходит уборщица
На подиум между глаз
И моет его, и морщится,
Не замечая нас.

Выходят мысли всё реже
На подиум между глаз,
И разговоры всё те же
Не задевают нас.

 

*** 
Осень. Иноки рубят дрова.
Редкий луч у церковной стены.
Со стволов облетает листва,
А стволы ждут новой весны.

Пусть навечно уснет голова.
Но души моей вечные сны -
Облетающая листва
Или ствол, ждущий новой весны?

 

*** 
Бог сказал Иеремии: "Я шакед,"
И сказал Иеремия: "Ты шахид.
Из тебя нам страж, как из Каина - ортопед."
И я перестал слушать, что каждый из них говорит,

И можно стало идти по любой из дорог,
И за каждой горой открывалась даль,
И не зная, что им поклянется Бог,
Цвел кислотный не созданный Им миндаль.

 

*** 
У моих
двух глаз
разная степень
близорукости.

Мой левый глаз
Показывает мне картины Хоана Миро.
Мой правый глаз
Показывает мне картины Макса Эрнста.

Я жду, 
когда откроется
третий глаз,

который будет
показывать мне
картины Перова.

 

*** 
(читать как ямб)

Девушки с велосипедами
По ночной улице идут,
Но не сидят на них задами,
А просто за рули ведут.

Возможно, пьяные немного,
Не хотят рисковать собой,
И тихо тянется дорога
И не становится судьбой.

 

*** 
Наш век - античность: девушка в Турине
Прыжок на монолыже совершает
Столь вкусный, что и мертвые "о да!",
Когда бы грек увидел наши игры.

 

*** 
Мы не видели зло.
Не судили нас строго.
Нам и вправду везло.
Только этого много.

Жизнь брала под крыло.
Поднимала полого.
Тихо. Пусто. Светло.
Только этого много.

Я смотрю сквозь стекло.
Не спускаюсь с порога.
Мягко. Сытно. Тепло.
Только этого много.

 

*** 
Как славно в вилле у залива
Читать, и думать, и молчать.
Но море хочет в час прилива
Разбить мой домик и умчать.

Я весь внимание; я внемлю
Со страхом рокоту волны.
Как океан объемлет землю,
Земная жизнь объемлет сны.

 

*** 
Вечер. Провожает иностранец
Стеклышком монокля цеппелин.

Как сказал бы Гейне, лунный глянец -
Mondenglanz - лежит на мгле долин.

Ночь тиха. Выходит месяц тучный
Из-за златорунных облаков.

Каждый опыт - и благополучный -
Может быть предметом для стихов.
 

Из Гейне 

Жизнь - это знойный день,
А смерть - прохладная ночь.
День утомил меня; двигаться невмочь;
Меня сковала сонная лень.
И мне чудится: дерево за окном,
И на нем иногда поют соловьи,
И хотя мои чувства объяты сном,
Я знаю, что они поют о любви.

 

*** 
Я вынул из головы шаг.
Я вынул из головы шаг.
Я вынул из головы шаг...
Так вот ты какая, 
Дорога в тысячу ли!

 

*** 
Книжка с золотым обрезом.
Ощущаю себя Крезом.
Целый день держу в руке.
Амуры на обложке.
В библиотеке, случайно...
Придыхательное Heine
Золотом на корешке.

 

*** 
Я пригвожден к билетной стойке;
Жду счастья в аэропорту;
Оно во время перестройки
Улетело в Лондон на "Ту".

И только струя золотая
Каждую ночь в небе видна.
И тщетно карта золотая
Лежит в глубине кармана.

 

*** 
Открыл еж.ру; пошел варить кофе.
Надеялся, что от кофе будет сердечный приступ; не было.

Вышел из дома, пошел на автобус.
Надеялся, что автобус меня задавит; не задавил.

Пришел на работу. Надеялся, что начальник скажет, 
Что нас всех уволили. Пока нет.

Вышел с работы, пошел на автобус.
Надеялся, что автобус меня задавит; не задавил.

Лег спать. Надеялся, что не проснусь.
Проснулся. Открыл еж.ру; пошел варить кофе.

 

*** 
Хладный ум? Нет, ум не хладен, 
Знаю гада естество:
Он до сплетен жизни жаден,
И пугает жизнь его.

Он, мятежный, просит прессы -
Однозвучный жизни шум,
И различные килесы
Наполняют хладный ум.

 

На Пасху 2006 г. 

Тот блажен, кто пасет овец -
О священная Палестина! -
Но не так спасает Отец,
Как спасает нас вера в Сына.

Нет ни смерти, ни зла, ни греха.
Солнца свет заливает пашню.
В нашей местной церкви - egg hunt.
И еще - пускают на башню.

 

*** 
Не называй меня безумным,
Но - аутистом назови.
Да, в моем черепе разумном
Скрывается огонь любви,

Но - не тот огонь, который светел
И с детства каждому знаком,
А тот, что начинается с буквы "л",
Заканчивается мягким знаком.

 

*** 
Расходясь за веком век -
Те - к нирване, те - к свободам -
Не были ль индус и грек
Некогда одним народом?

Может, кто-нибудь в Эфесе
Вспоминал о Бенаресе?

Может, кто-то на пракрите
Рассуждал о Демокрите?

 

*** 
Поскольку посмотреть на мои труды
Вчера большой начальник приходил,
С фотографией статуэтки Будды
Открытку вниз лицом я положил.

Я кофе пью, поскольку я гриппую
(Выдаю за лечение порок).
К своей статье введение шлифую 
И слушаю скандинавский панк-рок.

Фальшивит нежно музыка глухая
О бытии магнитных несуществ
Среди полей, где движутся, вспухая,
Пузыри светящихся невеществ.

 

*** 
Я блуждал в игрушечной чаще
И зашел в какой-то живот...
Неужели я настоящий,
И действительно жизнь придет?

 

*** 
Светила стройные восходят,
Шумят сухие камыши,
И впечатленья смутно бродят
В прозрачной глубине души.

Когда бы знать, какая сила
Их движет в глубине души
Из двух: которая светила -
Или сухие камыши?

 

*** 
В детстве я не хотел есть.
Еда не вызывала у меня отвращения,
И я знал, что когда я захочу есть,
Я буду есть с удовольствием.
Ненормальным было то,
Что тот момент, когда я захочу есть,
Никогда не наступал.

Поэтому меня поили соляной кислотой;
В те времена медицина считала,
Что желудочный сок состоит из соляной кислоты,
А процесс переваривания пищи
Сводится к разложению пищи желудочным соком.

Став взрослым, я не хочу жить.
Жизнь не вызывает у меня отвращения,
И я знаю, что когда я захочу жить,
Я буду жить с удовольствием.
Ненормальным является то,
Что тот момент, когда я захочу жить,
Никогда не наступает.

Я полагаю, что это тоже лечится какой-то кислотой.

 

*** 
                                         If I should die, think only this of me: 
                                         That there's some corner of a foreign field 
                                         That is for ever England. 

                                         Rupert Brooke

Если меня призовут, 
И начнется третья чеченская,
И я погибну,

Думай об этом не как о моей смерти,
А как о том, что прошлое изменилось.

Кто родился двадцать лет назад?
Не я, а чеченский младенец.

Кто ходил в мой детский сад пятнадцать лет назад?
Чеченский карапуз, здоровый и бойкий.

Кто сидел в моей школе десять лет назад?
Он же.

Кто успел отучиться год в университете?
Чеченский юноша с загадочным взором.

И разве он умер?
Он жив и здоров,
Вернулся в родные горы предков,
Носит бандану,
Иногда ты видишь его на телеэкране.

Остальные стихи

*** 
Вонзите штепсель в упругость круга -
И на экране возникнет вьюга.
Да, на экране - цветная вьюга,
И мы забудем, как звать друг друга.

О чем-то вечном мели, оратор,
Чтоб был доволен мелиоратор,
Мели о роли, мели о рати,
Скажи, чем жити, и где орати.

Вонзим же штепсель в упругость круга,
Чтоб на экране возникла вьюга.
Да, на экране - цветная вьюга,
И мы забудем, как звать друг друга.

 

*** 
Она не очень знаменита
И недостаточно умна,