2009, Март

Основная подборка

***
Нынче выборы, и враки с перехлестом.
Скоро Восемь, всё изменится в округе.
Смена масок этих трогательней, Постум,
Чем наряда перемена у подруги

Олигарха. Вот и славно. Если честно,
Вы не скажете, и мы у вас не спросим.
И Фортуне только будет лишь известно,
Кто окажется агентом Ноль Ноль Восемь.

 

Марш несогласных

ё !      $      ?   ( ) - +
        у    е             ъ
     ы   а      о        э
   я          и       ю  .

 

***
Ум есть дуга, приятная для глаз,
Что сквозь ионизированный газ
Бежит в запаянной стеклянной трубке.
У этой трубки стенки очень хрупки.

И может быть, однажды я смогу
Остановить и погасить дугу,
Не разбивая глупо и жестоко
Стекло, а сделав газ пустым для тока.

 

Старая Шотландия

1.

Из окна малолитражки
Вверх на горы погляди -
Жуткие многоэтажки
На окраинах Данди.

2.

Из окна многоэтажки
Вниз на берег погляди -
Жуткие малолитражки
На окраинах Данди.

 

***
Я вырос на стихах Пруткова
И эпиграммах Маршака
И вижу под корнями слова
Не Бога, а бурундука.

Иду, не замышляя злого,
По снегу русскому домой
И вижу над ветвями слова
Кипенье тучи грозовой.

 

***
Невпопад рожденный на Земле,
Я расту, как трещина в стекле.
Кто сумеет, заменив стекло,
Отменить мое добро и зло?

 

 ***
Я на юг и скакал, и ехал,
Я и плыл, и летел на юг.
А когда я остановился,
А когда поглядел вокруг -

Пальмы, южная ночь и звезды
Были здесь, а не вдалеке,
И высокий стакан с мартини
Оказался в моей руке.

 

***
В начале жизни колу помню я.

 

из Хлебникова

Русь, ты вся - как Анна Ахматова!
Глаза твои светятся матово...

 

***
Я язык знаю только на треть.
Даль стоит неприступно, маня.
Слова наподобие сустреть
Приводят в смятенье меня.

И какого цвета камедь?
И всегда ли зелены зеленя?
Я язык знаю только на треть.
Но и язык не знает меня.

 

Защита Лужина

Есть необычные натуры
И высящийся в небо столп.
Вдали от эфемерных толп
Мной установлены фигуры.

Иных врагов не обезглавить,
А эти равные с тобой.
И верхней правою трубой
Позволено их переставить.

 

Ледовое побоище

Тая под сталью, лед позволяет позже
Въехать на небо, не отпуская вожжи.

 

***
Нас будет много на челне
На съемках фильма про Титаник.
И батискафы в глубине
Найдут на грунте кнут и пряник.

Увы! Когда внезапный крен
К волнам наклонит наше судно,
Мы все воскликнем: "Что за хрен!" -
Но что за хрен, понять нетрудно.

 

Подражание Сухотину

(читать как третий пеон)

Не смотри, родная, искоса
На икону с ликом Христоса.
Мне сегодня легче гелия
Верить в правду Евангелия.

 

***
Нет, ни завком, ни даже президент
На губы не навесит мне замочег.
Я сам себе надежный эмитент
Четырнадцати элитарных строчег.

Увы! Печаль - мой эксклюзивный бренд,
И слезы катятся на мой листочег.
Я отмечаю негативный тренд:
Я торта вашей жизни лишь кусочег.

Вы кока-кольных мастерица крышег.
Вы голубых держательница фишег.
Вы всё еще наивны, как ребеног.

Поставьте же себя на место мышег,
Которых ловит ласковый котеног.
Ломаемый бисквит, Лаура, тоног!

 

***
(читать как ямб)

В одно прекрасное воскресенье
Я варил клюквенное варенье,
И с потолка спустился araignée
И утопился в этом варенье.

 

Патичча-самуппада

Пусть начинанья, взнесшиеся мощно
И равномерно и прямолинейно,
Несутся вдаль, безвредные; но если
Сворачивают в сторону, тогда
В вихрь скручиваются, и занимают
Собой кусок пространства, и тогда
Теряют имя действия, при этом
Приобретая имя существа.

 

***
Когда луна весной восходит,
Сердца людей горят огнем.
Когда Титаник вдаль уходит,
Вы все хотите быть на нем.

Я ненавижу всё морское
И остаюсь на берегу.
Я ненавижу всё мирское,
Затем что душу берегу.

 

***
Мой бог - особая защита:
Он не диктует Берешит,
Он не сойдет с небес Тушита,
Моих врагов не сокрушит.

Иное мне дает Майтрейя:
Он подтверждает, что не зря
Вдали горит, надежду грея,
Нирваны бледная заря.

 

Подражание Державину

Народноизбранный парламент
Киргиз-Кайсацкия орды!
Ты не найдешь косой на камень,
Ты не испортишь борозды,
А также не упрешься рогом.
Народом? Нет - ты избран Богом!
Крест в надлежащую графу
За нас Спаситель помещает,
Ему ж пиита посвящает
Десятистрочную строфу.

 

***
Приди; я буду никакой.
Ты тоже станешь никакая.
Ты прикоснись ко мне рукой.
"Как холодна твоя рука!" - я

Воскликну. Позже ты уйдешь,
Оставив телефон и мыло.
И не взволнует ни на грош
То, что прошло и будет мило.

 

Гребенщикову

Ты идешь, не держась ни корней, ни корон,
Да и музыка тоже не в счет.
Всё, что есть у тебя - это Мачиг Лабдрон,
Остальное - учение Чод.

 

***
Бог утешит до известного предела.
Дальше свечки не пойдешь или причастья.
Эфемерного захочет хлеба тело.
Эфемерного душа захочет счастья.

 

***
(читать как третий пеон)

Снова сходит в алтари агнец.
Только я вегетарианец.
На дорогах грязь, выбоины.
Я давно не ем убоины.

 

***
Пушкин - "наше всё".
Бродский - "наше всё-таки".

 

***
Увы! Не Ямы ли рука,
О Бирма, на тебе?
Ты станешь просто местом - как
Камбоджа и Тибет.

Лишь оттого еще горит
Упосатхой луна,
Что Бог (в которого) хранит
(не верю) Таиланд.

 

***
Не принимаю жизни вызов.
Не принимаюсь за дела.
В сопровождении капризов
Брожу от лености до зла.

Что мне дано, на то я дуюсь.
А взять иное мне слабо.
И подожженными любуюсь -
Нерон - мостами Мирабо.

 

"Гроза" Островского

Монотонно бежит Брахмапутра.
На базарчике нан и кумин.
На тебя в то недоброе утро
Загляделся проезжий брамин.

Монотонно бежит Брахмапутра,
Моет тело неверной жены.
Хороша ли была камасутра
Под баньяном в ночь полной луны?

 

***
"...и общей не уйдет судьбы."

Один над Лествицей рыдает,
Другому ближе Агада,
Но равно всякий ожидает
И воскресенья, и суда.

А если кто над тем смеется,
Бегучей жизнью воспален,
Тот тоже, умерев, проснется
И будет очень удивлен.

 

***
О закрой свои бледные блоги!

 

Сусанин

Луч зари на позолоте,
Луч зари на бороде.
Хорошо лежать в болоте,
В тихой дремлющей воде.

Просыпается с рассветом
Православная Москва.
Глинка тоже пел об этом,
Но на эти ли слова?

 

***
Дни изобилья вновь пришли.
Есть мясо, пистолеты, торты,
Противогазы, натюрморты,
Бинты, иконы, костыли.
Дни изобилья вновь пришли.

Всё как до первой мировой.
Всё как до Ноева потопа.
То день под пальцами циклопа,
То ночь в гостинице Савой.
Всё как до первой мировой.

 

***
Опять, как в годы золотые...

Послы склоняются в поклоне.
Коровы бродят по траве.
Коль славен наш Господь в Сионе.
Коль славен Президент в Москве.

Собой я бережно владею.
Себя я бережно несу.
И никакому иудею
Свое богатство и красу...

 

***
Невыкачанная вода
Стоит в подвале столько лет,
Что Златозуба ни следа,
И Ани с Жоржем тоже нет,

И люстра, словно НЛО,
Висит и источает газ,
И где добро сменяло зло,
Си Шарп сменяет Си Плас Плас.

 

***
Я снова чувствую вину,
И снова быть беде:
Меня опять влечет к вину,
И к хлебу, и к воде,

И к голосам, и к волосам,
И незаметно жжет
Огонь, что пламя свое сам
Потушит и зажжет.

 

***
Читаю "Связи данжерёзны"
У приоткрытого окна.
Вдали лежат поля совхозны,
Где ходят плуг и борона.

Уже растут побеги разны,
Уже становится тепло.
И в эту пору несуразны
Герои тонкого Лакло.

 

***
Полдневный жар. Долина. Исаак
Со связанными за спиной руками.
Но Бог не попадает впросаак
И прячет бараана за кустами.

И не Аврам уже, но Авраам
Приносит в жертву мясо и саало.
И воскресает грешный Адаам,
И прячет смерть бессильное жаало.

 

"Доктор Живаго"

"Он не советский, не поэт,
Не гражданин и не писатель,
А под личиной столько лет
Маскировавшийся предатель," -

Так - на собранье пестрых глав
Вполоборота поглядели,
Но век уже не волкодав,
И он умрет в своей постели.

 

***
У меня сейчас случайно
Две дипломницы с Борнео,

И одна в облипку в коже
И в улыбке скалит зубы,

А другая всё в платочке,
Более религиозна.

Что ж, пускай одна напишет
О простых Мерсенна числах,

А другая о задачи
SAT решеньях приближенных.

 

Из Будды

Из-за тех, кого мы любим,
Скорбь, тревога, беспокойство,
Многочисленны страданья.
Нет любви - и скорби нет.

Счастлив тот и беспечален,
Кто не любит никого.
Кто решился стать бесстрастным -
Пусть не любит никого.

 

Из Гейне

Solche Bücher läßt du drucken!

Милый друг, нет ни славы, ни денег
В этом - хочет ли знать твой читатель
О политике нынешней власти,
О пиаре ее технологий?

Милый друг, за тебя я в тревоге:
У политиков длинные руки,
У пиарщиков длинные перья,
У читателя длинные уши!

 

Православная любовь

О тебе мне шептали кусты.
Хороши твои бледные ноги.
Только знаю, любимая: ты
Отсекаешь меня на прилоге.

Даже если в тебе моя блажь
Тоже вспыхнет ответным движеньем -
Ты заметишь соблазн и не дашь
Сочетанию стать сосложеньем.

 

***
В переводе на английский
Бродский - это Форд,
Оборвавший свой российский
Умбиликал корд.

Заглушивший голос крови
Не вернется вспять,
На Васильевском острове
Чтобы умирать.

 

***
(читать как ямб)

Я ненавижу мертвечину,
Зато я жизнь обожаю,
Не признаю за собой вину
И воскреснуть хочу в раю.

Но осень смерти сменит снова
Краткой жизни моей весну,
Если после суда страшного
Я все-таки не воскресну.

 

Георгий Иванов

Казалось бы, совсем недавно
И ты, и я за рубежом.
И нимфа всё еще на фавна
Глядит, стесняясь, нагишом.
Но физик с газовым прибором
В них видит голое число.
Разделены прямым пробором
В моей душе добро и зло.

 

К салату

На в холодильнике зеленый
Салат увядший я гляжу,
И, как пресыщенный влюбленный,
В нем прелести не нахожу.

Все чувства, что мы испытали,
Уж не вернутся к нам назад,
И может быть, уже увяли,
Как сей несъеденный салат.

 

***
(читать как ямб)

На разбитые мраморные
Гляжу солнечные часы,
И чувства четырехмерные
Приподнимают мне власы.

Причин и следствий бурно море
Так топит наши надежды,
И сам жертвой я стану вскоре
Прожорливости природы.