Подборка, Март 2006, Вот и прожили мы больше Гумилева...

Вот и прожили мы больше Гумилева...

подборка стихов 2003-2006 гг. для выступления в марте 2006 г.

***
Мертвецу на грудь из пустоты
Падают снежинки, как кресты.
Я — мертвец, Россия — пустота.
Верую в распятого Христа.

 

***
Из-под стола чемоданчик достал.
Крест сотворил, и душа — как кристалл.

Трубку снял и сказал не спеша
Последнее слово в истории сша.

Воздух в окне затвердел, как корунд.
Гвозди бы делать из этих секунд.

 

*** 
На часах в провинции Сычуань
Рань.

Ночь безмолвна, и мутно блестит Амур,
Хмур.

За рекою блуждают чужой страны
Сны.

И лежит, и приказа "в атаку!" ждет
Взвод.

 

*** 
                                                           If I should die, think only this of me: 
                                                           That there's some corner of a foreign field 
                                                           That is for ever England. 

                                                           Rupert Brooke

Если меня призовут, 
И начнется третья чеченская,
И я погибну,

Думай об этом не как о моей смерти,
А как о том, что прошлое изменилось.

Кто родился двадцать лет назад?
Не я, а чеченский младенец.

Кто ходил в мой детский сад пятнадцать лет назад?
Чеченский карапуз, здоровый и бойкий.

Кто сидел в моей школе десять лет назад?
Он же.

Кто успел отучиться год в университете?
Чеченский юноша с загадочным взором.

И разве он умер?
Он жив и здоров,
Вернулся в родные горы предков,
Носит бандану,
Иногда мелькает на телеэкране.

 

*** 
Когда умирают Windows – гаснут.
Когда умирают деньги – пахнут.
Когда умирают солдаты – они пухнут.
Когда умирают телеканалы – поют песни.

 

*** 
Все предпочтенья станут виной.
За них придется отвечать.
И Суханкиной от Гулькиной
Ты сам не должен отличать.

Лишь забывая год от года,
Кто носит нимб, а кто – рога,
Где имение, а где вода,
Ты превращаешься в бога.

 

*** 
Воду полью на руки, лицо умою,
Обращусь к богам малым за подмогой.

Обращусь прежде всего к Орджоникидзе:
Дай мне власть над огнем и веществами.

Обращусь к грозному Берии: не губи, властитель,
Укрепи мой ум для занятий наукой.

Обращусь и к скучному Жданову, на всякий случай:
Пусть, что делаю я, назовут культурой.

Воду полью на руки, лицо умою,
Обращусь к богу великому, всеми качествами наделенному:

Всё, что я делаю – для тебя, великий Сталин,
Помоги мне во всех начинаниях, да воспоют славу тебе вовеки.

 

Наш тост 

Субботние свечи уже не горят.
Дети сидят на мусоре в ряд.
Деревня разбомблена
И сожжена.
Барух Адонай, спасибо, что живы.
Белорусским полицаям хочется поживы.
На пепелище выходят,
На евреев ружья наводят.
Определяющий момент!
Никакой русский интеллигент
Или представитель рабочего класса
Не ожидал такого атаса.
Один только Сталин ожидал
И наступать приказ он дал.
Жуков всё сделает, как надо.
Еврейская семья будет рада.

Выпьем всего, что пьется,
За советскую армию,
Которая вовремя бьется
За еврейскую семью.

 

***
Обманутые левой прессой,
израильтяне лишь одного хотят:
чтоб всех их перебили как котят
во имя якобы прогресса

мира на Ближнем Востоке.
О, как журналисты жестоки!

 

***
В старину
К Сталину

Из-за Оки
Приходили ходоки,

С Днепра – 
Профессора,

Из-за Камы –
Ламы.

Всех великий принимал,
Жизнь молодую отнимал.

Все вернулись, кроме лам.
Всехный воз и ныне там.

 

***
Кто мог бы сбондить Рапунцель –
Рисует графики в Эксель.

Весь мир вздыхать бы мог о ком –
Шуршит метелкой и совком.

Вокруг свет звезд лежит, как ртуть; 
Комар кусает; не уснуть.

Я на нелепость их судьбы
Негодовал бы, если бы

Не знал, что в вечном колесе
Они опять родятся все.

 

*** 
У моих
двух глаз
разная степень
близорукости.

Мой левый глаз
Показывает мне картины Хоана Миро.
Мой правый глаз
Показывает мне картины Макса Эрнста.

Я жду, 
когда откроется
третий глаз,

который будет
показывать мне
картины Перова.

 

*** 
В детстве я не хотел есть.
Еда не вызывала у меня отвращения,
И я знал, что когда я захочу есть,
Я буду есть с удовольствием.
Ненормальным было то,
Что тот момент, когда я захочу есть,
Никогда не наступал.

Поэтому меня поили соляной кислотой;
В те времена медицина считала,
Что желудочный сок состоит из соляной кислоты,
А процесс переваривания пищи
Сводится к разложению пищи желудочным соком.

Став взрослым, я не хочу жить.
Жизнь не вызывает у меня отвращения,
И я знаю, что когда я захочу жить,
Я буду жить с удовольствием.
Ненормальным является то,
Что тот момент, когда я захочу жить,
Никогда не наступает.

Я полагаю, что это тоже лечится какой-то кислотой.

 

*** 
Уснула совесть; спит рассудок;
Спят и гипофиз, и желудок;
Перегородка носовая
Спит. Я один не сплю: сова я.

 

Шва и камац-патах

Однажды шва и камац-патах
Столкнулись в саду в цветах.
«Ты кто?» – спросил удивленный шва.
«Кто, я? Я камац-патах.»

«Понятно, о странник, но и голова,
И туловище, и хвост –
В тебе всё такое же, как у шва,
И точно такой же рост.»

«Нет, шва – это шва, а камац-патах –
Это камац-патах;
Они не станут одним, пока
Звезды висят на местах.

Когда ты будешь в моих летах,
Ясней всё увидишь ты.» –
Сказал почтенный камац-патах
И гордо уполз в кусты.

И солнце плавилось в синеве,
И шелестела трава,
И долго под солнцем в густой траве
Гулял удивленный шва.

 

***
Современная цивилизация
Выбирает пути развития:
Будем ли мы есть сникерсы, начиненные каперсами,
Или макадамии, фаршированные мидиями?

Но сами вещи, стоящие на путях развития,
Начинают решать, в какую сторону пойдет прогресс:
Каперсы швыряются в нас макадамиями;
На нас надвигаются мидии со сникерсами наперевес.

 

***
У нас в портах подлодки жолты.
На них не уплывают в бой.
Скрипят задумчивые болты;
Вдруг люк открылся сам собой.

И каждый вечер в час назначенный – 
Иль это вымученный глюк? –
Девстан, мужской рукой подхваченный,
Поспешно пролезает в люк.

 

*** 
Облатка розовая сохнет
На воспаленном языке.
Она от экстази не сдохнет.
Увы! Еще она в тоске

Довольно в странствиях порыщет
И разным попринадлежит.
Она ведь счастия не ищет
И не от счастия бежит.

 

***
Анафилакт гуляет по ночам.
Он любит представляться москвичам.
Выходит дева на пустынный тракт:
"Как ваше имя?" "Э, Анафилакт."

"О блин!" "А вы спросили для чего?"
"То имя суженого моего.
Гадают так." "Я знаю. Но один
Анафилакт есть в мире – я." "О блин!"

"Не бойтесь: я не будущий ваш муж.
Гаданье ваше врет; женат я уж."

 

*** 
Пьяный, на проезжей части
Спит солдат, легко одет.
Может, он сбежал из части?
Может быть, обидел дед?

Мы солдата не задавим,
Но, чтоб выжил дурачок,
Мы у ног его поставим
Проблесковый маячок.

Мы бумажку – похмелиться –
Запихнем в карман его,
И рогожку – утеплиться –
Мы накинем на него.

Вот проспится рядовой –
Удивится, что живой!

 

*** 
Уже чуть-чуть окрасился восток.
Я, Господи, не выполнил урок.

Я спать хочу, но я со сном борюсь,
Не потому, что я Тебя боюсь,

А чтобы отдалить момент стыда.
Ты как пчелу послал меня сюда,

Но с чем вернусь к подножию творца?
Где мой нектар? И где моя пыльца?

Любую книгу с полки я беру,
Чтоб так добрать, что не собрал в миру.

Чужое как мое прими, Господь,
Чтоб сон смог освежить мне дух и плоть.

 

*** 
                                   Если бы проведал Бог...
                                   О. Мандельштам

Если бы проведал Бог,
Что в искусстве нет дорог,
Он бы сделал, чтоб художник
Мог скопить на вседорожник.

 

*** 
Когда в России кончится работа,
Все переедут в сша, хоть и с трудом;
Санкт-Петербург покроет вновь болото,
И лик Петра вновь отразится в нем.

 

*** 
иракский мальчик,
иракский мальчик,

что это летит к тебе?
это миллион долларов — лови его!

что же ты убегаешь? он всё равно догонит тебя
сотнями тысяч частиц обедненного урана.

обедненный-то он обедненный,
но тебе и твоей маме хватит.

 

*** 
Рукой дрожащей вену не найдешь.
Я помогу тебе: я подключу
Тебя на эксклюзивную трубу.
Ты захлебнешься черной спермой века.

В Америке есть секс, а нефти меньше,
Чем секса. Там меняют секс на нефть.

Все говорят: хорошей прозы нет,
Но прозы нет и средней. Трудно прустам
И борхесам, когда лишь секс и цены
на нефть еще кого-то возбуждают.

В Ираке секса нет, зато есть нефть.

Тебя я трахну буровою вышкой.

В Союзе секса не было; в России
Секс есть. А нефть была тогда и есть
Сейчас. Поэтому мы круче всех.

О старый мир! Пока ты не погиб, 
Я дам тебе. Я дам тебе возможность
Умыться первой нефтью из фонтана.

 

*** 
Для всего, что волнует и ранит,
У меня есть готовый ответ:
Нет меня нет меня нет меня нет
Меня нет меня нет меня нет.

Так что если искать меня станет
Бог с лучом неземного огня —
Тщетно! Ибо, куда он ни взглянет,
Нет меня нет меня нет меня.

 

*** 
И спросила Петра шантрапа:
Знаешь этого попа,
Которого арестовали?
Это с ним у тебя трали-вали?

Петр ответил во тьму:
Не пойму,
Что вы имеете в виду под "трали-вали".
И другие сидящие на привале

Тоже сказали:
Мы спали раз на вокзале