Гёте в русской культуре XX века 293

ГЁТЕВСКИЕ ТОРЖЕСТВА 1932 года В ПИСЬМАХ И ДОКУМЕНТАХ

 

В последующих публикациях Вильмонту в какой-то мере удавалось преодолеть эти недостатки. В частности, нельзя не отметить его содержательной статьи, опубликованной в качестве введения к изданию "Разговоров с Гёте в последние годы его жизни" Эккермана. В этой статье автор рассказывает историю знакомства с Гёте молодого Эккермана, недавнего студента Гейдельбергского университета, автора сборника и статьи о Гёте, открывшей ему дорогу в дом 73-летнего поэта, находившегося на вершине славы. В статье Вильмонта существенны не только биографические подробности, но и размышления о творческом методе Гёте. И здесь особенно важны мысли Гёте, о которых пишет Вильмонт, о том, как соотносится творческое "я" поэта со всем окружающим миром.

Как известно, организатором этого издания был И. Зильберштейн, ставший позднее видным литературоведом и искусствоведом. Далее цитаты из "Литературного наследства" даются по этому изданию, страницы указаны в тексте.

Последующие тома собрания сочинений появлялись неравномерно. Во время войны издание было прервано; в послевоенные годы, когда организаторов первого тома уже давно не было в живых, собрание сочинений завершил Н.Н. Вильмонт. 13-й том (письма) вышел в 1949 г.

ГЁТЕВСКИЕ ТОРЖЕСТВА 1932 года В ПИСЬМАХ И ДОКУМЕНТАХ

Как известно, столетний юбилей со дня смерти Гёте, широко отмечавшийся в 1932 г. во всем мире, стал для российской науки не просто очередной торжественной датой, но по-настоящему значительным этапом освоения наследия классика. Именно к этой годовщине, помимо официальных торжеств, заседаний, концертов, были приурочены и публикации целого ряда принципиально важных исследований о поэте, и переиздания его произведений массовыми тиражами, и подготовка собрания сочинений, которое и по сей день остается наиболее полным. Конечно, обстановка 1932 г. не была идеальной для изучения творчества Гёте. В текстах юбилейных монографий, статей, выступлений в полной мере сказались все особенности отечественной культурной жизни начала 1930-х: подлинные научные открытия часто соседствуют здесь с политической риторикой, беспристрастность академического анализа – с вульгарно-социологическими штампами. И все же всплеск интереса к "величайшему из немцев" был удивительно искренним, глубоким и плодотворным.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)