Гёте в русской культуре XX века 283

СТРАНИЦЫ СОВЕТСКОЙ ГЁТЕАНЫ

 

Отметим и такую тенденцию. Многие подростки, учащиеся средних учебных заведений, противопоставляли классикам писателей современных, "книги, пахнувшие не пылью и затхлостью чулана, а свежей типографской краской". "Те, кого я прочел, так называемые великие, – писал 16-летний В. Маяковский о произведениях отечественных и зарубежных классиков, впервые прочитанных во время десятимесячного бутырского заключения, – до чего же легко писать лучше их". К счастью, так считали не все. Немало среди юных россиян было и таких, как В. Каверин, который, уезжая в Москву из Пскова, взял в свою взрослую (как потом оказалось, советскую) жизнь вместе с футуристическим сборником "Стрелец", гётевского "Фауста".

СТРАНИЦЫ СОВЕТСКОЙ ГЁТЕАНЫ

Несмотря на тяготы Гражданской войны, в Советской России уже в 1920-е годы в рамках издания "Библиотеки всемирной литературы" переиздаются произведения Гёте в старых переводах в частности, дважды (1919; 1921) переиздан "Фауст" в переводе Н. Струговщикова. В 1928 г., спустя четыре года после смерти Я. Брюсова, был опубликован его перевод первой части "Фауста" (фрагменты перевода второй части опубликованы позднее в юбилейном томе "Литературного наследства" (№ 4 – , 1932)). Перевод первой части "Фауста" Брюсова переиздавался только один раз – в 1932 году.

В рецензии на брюсовский перевод Б.Я. Гейман1 дал в целом высокую оценку этого труда. Критик отметил как заслугу переводчика "его упорную установку на воспроизведение стилистического богатства оригинала... Брюсов строчка за строчкой, без всяких срывов и послаблений стремится передать ритмическую структуру оригинала, проявляет исключительно бережное отношение ко всем деталям гётевского стиха. У него чувствуется полное понимание тесной сращенности содержания и формы в оригинале, необходимости облекать и эмоцию в данный, на нее рассчитанный ритм. Не вариация ритма сама по себе, а воспроизведение ритмического движения оригинала – такова задача, которую ставит себе Брюсов". Большое достижение Брюсова рецензент видит в том, что стих его "энергичнее и гибче", а "весь ритмико-интонационный ход несравненно ближе передает своеобразие оригинала, чем прежние переводы". Вместе с тем Гейман предсказывает, что этот перевод не будет иметь успеха у рядового читателя, и объясняет почему. В самых ответственных местах, например, в строках из финала “Сцены за городскими воротами" мысль Гёте передается Брюсовым в диаметрально противоположном значении: "Ах, если крылья духа мчат в простор, то крылья тела нам не нужны" (Фауст, наоборот, грустит о том, что у него нет "крыльев тела"; ср. у Н. Холодковского: "Увы, лишь дух парит, от тела отрешась, – / Нельзя нам воспарить телесными крылами!" У Б. Пастернака: "Жаль, нет лишь крыльев за спиной. / Но всем знаком порыв врожденный / Куда-то ввысь, туда, в зенит"...).

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)