Гёте в русской культуре XX века 284

СТРАНИЦЫ СОВЕТСКОЙ ГЁТЕАНЫ

 

Гейман также отмечает метафорическую усложненность перевода Брюсова там, где у Гёте ее нет. Эта метафоричность местами приобретает барочный характер и затрудняет восприятие текста.

С большим размахом в Советском Союзе прошли Гётевские торжества в 1932 г. (в связи со столетием со дня смерти поэта). В Ленинграде была проведена научная сессия Академии наук СССР под председательством президента академика А.П. Карпинского. На сессии, продолжавшейся два дня, выступили академики Н.И. Бухарин ("Гёте и его историческое значение"), В.Л. Комаров ("Метаморфозы растений в произведениях Гёте"), М.А. Мензбир ("Гёте в истории морфологии животных"), М.Н. Розанов ("Гёте и Байрон"), профессор П.П. Кравец ("Физика в произведениях Гёте").

Обобщающая характеристика выдающегося вклада Гёте в мировую культуру была дана академиком Бухариным. Разумеется, в докладе ощущается специфика времени. Некоторые формулировки несут отпечаток характерного для тех лет вульгарного социологизма. Вместе с тем автор уходит от многих стандартных социологических формул и увлеченно говорит о творческих дерзаниях Гёте: «Этот гигант мысли был, однако, по натуре своей, прежде всего, художник. Здесь лежала его творческая доминанта. Он весь мир воспринимал, как великое творение, которое есть само творящая сила. Божественное – это прекрасное. Прекрасен Универсум, бесконечно целое, с его мириадами светил, громадами созвездий, стройностью законов; упоительны яркие и нежные цвета, звуки и запахи; вечная завязь новых форм, вечное движение, вечное борение – великолепны; и даже человеческая трагедия, страдания и самая смерть – моменты величественных круговоротов Матери-Природы, единой и нераздельной, которая есть Бог, "всеобщность", всеобъемлющее, "всё", "Allheit"».

Гётевский год в Советском Союзе был отмечен также появлением первых двух томов самого полного на русском языке собрания сочинений писателя и выходом в свет монументального тома "Литературного наследства", посвященного Гёте. Открывается том статьей А.В. Луначарского "Гёте и его время". Опираясь на известную формулу Энгельса “о великом гении и узком филистере", Луначарский по сути акцентирует вторую часть этой формулы, пишет о Гёте как о придворном поэте, который пресмыкается перед сильными мира сего. Для Луначарского важен лишь ранний, штюрмерский период творчества Гёте.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)