Гёте в русской культуре XX века 96

ФАУСТОВСКАЯ КОЛЛИЗИЯ В РОМАНЕ ЕВГЕНИЯ ЗАМЯТИНА "МЫ"

 

Особое восхищение повествователя вызывает глава государства Благодетель и доведенный в государстве до абсурда принцип равенства. Но то, что повествователю кажется равенством, на самом деле – обезличивающая человека уравниловка, проявление энтропии: "Каждое утро, с шестиколесной точностью, в один и тот же час и в одну и ту же минуту мы, миллионы, встаем как один. В один и тот же час единомиллионно начинаем работу – единомиллионно кончаем... выходим на прогулку... отходим ко сну...". Поэтому объективно гимн, в который превращается дневник Д-, иронически отрицает то, что воспевается, т.е. приобретает антижанровое содержание.

Единое Государство контролирует даже самое интимное – личную жизнь и деторождение: оно разрушило семью, установило табель сексуальных дней, ввело Материнскую и Отцовскую Нормы и общественное воспитание детей. Самое же страшное в том, что энтропия пронизывает святая святых индивидуума – мышление. Это видно во время ежегодных выборов главы Государства, когда все голосуют постоянно за одного и того же кандидата – Благодетеля. Происходящее в День Единогласия – пародия на демократические выборы и в то же время острая критика послереволюционной российской внутренней политики, когда единственной правящей партией стала РКП (б).

Жизнь большинства замятинских "нумеров", не будучи свободной, кажется в первых записях Д-503 тем не менее достаточно благополучной, чуть ли не счастливой. Но в действительности они несчастливы, так как их жизнь лишена полноты. В машинном "Эвклидовом рае" (слова Замятина из чернового наброска ответа К.А. Федину) Единого Государства преобладает коллективное над индивидуальным. Девиз Единого Государства: "Мы" – от Бога, а "Я" – от диавола.

В Едином Государстве раздута социальная функция человека, здесь нет семьи. Большинству "нумеров" не знакомы любовь, ненависть, ревность. Вместо любви они знают ее суррогат – "счастье" по розовым талонам. Все эмоциональное, то есть присущее человеку не в меньшей степени, чем разумное, рациональное, в Едином Государстве подавляется, ибо это своего рода стихия, которую невозможно учесть в тоталитарном обществе и использовать ему на благо. Мир природный вытеснен за стены стеклянного города. Показывая экспансию искусственного в тоталитарном обществе, Замятин развивает одно из предвидений Гёте.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)