Гёте в русской культуре XX века 78

"ОГНЕННЫЙ АНГЕЛ": ФАУСТОВСКИЕ КОНТАМИНАЦИИ ВАЛЕРИЯ БРЮСОВА И СЕРГЕЯ ПРОКОФЬЕВА

 

Если Фауст-Рупрехт лишен своего Мефистофеля (дьявольская одержимость женщиной, помноженная на безрассудную смелость конкистадора, становится побудительной причиной всех его поступков), то Фауст-Генрих встречается с искусителем, сам не подозревая о том. В сцене поединка главных героев Рупрехту кажется, что "глаза Генриха сияют где-то в высоте" над ним, что их "бой идет в свободных надземных пространствах", что это не он "отбивает нападения врага, но что темного духа Люцифера теснит с надзвездной высоты светлый архистратиг Михаил и гонит его во мрак преисподней".

Кто здесь кто – догадаться нетрудно, зная, что Рупрехт на этой дуэли был ранен, что вслед за Ренатой он увидел в Генрихе ангела Мадиэля, что, наконец, в графе Генрихе причудливо преломился образ Андрея Белого, а в Рупрехте есть автобиографические черты самого Брюсова.

Чтобы понять символистский подтекст подобного метафорического противопоставления главных сюжетных героев романа, "темный дух Люцифер" – "светлый архистратиг Михаил", достаточно вспомнить о – по счастливой случайности расстроившейся – дуэли между Брюсовым и Андреем Белым, а также привести одно характерное высказывание последнего, который, кстати, называл автора "Огненного ангела" "Мефистофелем, переодетым в наши одежды", и "аспидом", говорящим "с галантностью дьявола"19: «Стиль нашего умственного поединка с Брюсовым носил один характер – я утверждаю: "свет победит тьму". В.Я. отвечает: "мрак победит свет, а вы погибнете"».

Итак, Рупрехт, автобиографический герой Брюсова, – Фауст, в котором присутствует люциферовское начало, "черный маг"; Генрих, списанный с Андрея Белого, – Фауст с подчеркнуто серафической сущностью, "белый мистик". А потому противоборство двух типов фаустовских персонажей неминуемо – полем битвы становится душа одной женщины. Как видим, сюжет первой части трагедии Гёте явно переосмыслен Брюсовым в соответствии с декадентскими нравами начала XX века.

В истории Гретхен Гёте не было, да и не могло быть ситуации любви втроем. Гётевская героиня – цельная, здоровая, чистая натура, полностью растворившаяся в своих чувствах к Генриху, враждебно относящаяся к его спутнику Мефистофелю. Цельности-то как раз не хватает брюсовской Гретхен – Ренате, истеричной, больной женщине, подверженной галлюцинациям, находящейся между двух Фаустов, один из которых ее бросил, а второго она оставила сама, уйдя в монастырь.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)