Гёте в русской культуре XX века 272

ЭМИЛИЙ МЕТНЕР. "РАЗМЫШЛЕНИЯ О ГЁТЕ": ТЕКСТ, КОТОРЫЙ СТАНОВИТСЯ АВАНТЕКСТОМ

 

Еще до выхода книги, в процессе знакомства с ее отрывками, Метнер утверждал, что если Белый посмеет ее опубликовать, то за него в Москве вступится философ Иван Андреевич Ильин. И действительно, Ильин начинает очень активную борьбу не столько против книги, сколько против личности самого Белого. К книге прикрепляется ярлык "пасквиль", и в переписке между Метнером, Ильиным и Эллисом она по-другому не именуется. Желчный Ильин, "фанатик" (по определению Метнера), испытывал неприязнь к любым "символическим" и "антропософическим" поискам, к людям "мистического" склада. Когда, например, Эллис, отошедший от антропософии и увлекшийся католицизмом, пытался лично (в письмах) и через Метнера найти с ним точки соприкосновения в общей борьбе против "организованной анти-культуры штейнерианства" (письмо Ильину от 17 апреля 1917 г.), Ильин остался непримирим. И в конце концов Метнер пишет Эллису 17 июля 1917 г.: "Я уже намекал Вам, а теперь должен Вам сказать прямо: Ильин относится к Вам и к Мариэтте Шагинян (выступивших против Белого – ИЛ.) также отрицательно, как и к Вяч. Иванову и к Андр. Белому (разумеется до пасквиля последнего). Ильин фанатик...; Вы тоже фанатик; я не имею никакой надежды на то, чтобы Ильин признал Вас; самое большее, чего можно достичь – это тогоу^чтобы Ильин печатался в Мусагете несмотря на то, что Вы там тоже печатаетесь". Отношения Метнера и Ильина, напротив, всегда были превосходными, неформальными, и даже родственными (Ильин крестил ребенка Метнера), переписка их семейств не прерывалась. Поэтому, вероятно, скандал вокруг "пасквиля" Белого приобрел такой непримиримый, пристрастный характер. Книга Белого уже никого не интересовала по существу – ни его подход к естествознанию Гёте (а ведь Белый был прекрасно ориентирован в современных естественных науках!), ни его анализ философии Штейнера.

В феврале 1917 г. Ильин пишет "Открытое письмо Бугаеву", в котором декларирует свою позицию: "С чувством острого стыда и тяжелого отвращения прочел я книгу, выпущенную вами (повсюду с маленькой буквы – И.Л.) против Эмилия Карловича Метнера". Основные упреки Ильина – нравственного свойства ("книга ваша есть явление постыдное") и касаются, главным образом, тона книги, оскорбляющего "духовный облик" Метнера. Штейнер Ильина не интересует, а по поводу беловской интерпретации Гёте он замечает: "Новое произведение ваше, столь недвусмысленно освещающее вас и всю вашу литературную деятельность, – не дает и не может дать никаких оснований для того, чтобы подойти к вопросу о понимании Гёте по существу... Вам угодно было обогатить русскую литературу пасквилем, и мы примем его, как зрелый итог вашей жизни. Он свидетельствует о себе, как порождение личной злобы и бессильного отчаяния... Будьте уверены, что я не узнаю вас в лицо и не подам вам руки при встрече".

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)