Гёте в русской культуре XX века 327

Рецепция "Фауста" Гёте в прозе

 

В России фаустовская проблематика^ сущности сводится к проблематике интеллигенции. В России издавна принято развенчивать интеллигенцию, и русскому Фаусту инкриминируется привычный "грех" русского интеллигента – неспособность к действию, то есть то, что в целом имеет мало общего с гётевским ученым доктором. Несколько упрощая дело, можно заметить, что в России хорошо прочитали первую часть "Фауста" (вернее – некоторые сцены из нее), но куда хуже – вторую. Отсюда – и определенная социологизация русского Фауста, сведение его трагедии к трагедии "несбывшейся жизни" (трактовка Ивана Карамазова как русского Фауста С.Н. Булгаковым; Клим Самгин М. Горького). Вместе с российским "Фаустом домашнего очага" мельчает и Мефистофель, превращаясь в мелкого беса скуки и пошлости. Скукаг неприкаянность, бездеятельность – вот, по-видимому, исконные черты русского фаустовского архетипа, восходящие еще к Пушкину, а попытка выйти за рамки этой модели, выстроив образ "христианизированного" Фауста, Фауста не разума, но сердца в романе М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита", блестящая в художественном отношении, оказалась бесперспективной с точки зрения эволюции типа. Мы найдем доказательства этому в последующих работах Г.В. Якушевой, посвященных многочисленным Фаустам советского периода.

В.А. Фортунатова, вслед за Г.В. Якушевой, отмечает "инфляцию" фаустовского образа в литературе социалистической ГДР. Фигура Фауста превращается в клише. Отсюда – один шаг к комиксам (что, собственно, и происходит). Оказавшись героем комикса, наш доктор, похоже, научился скромности и не без удовольствия возвращается к подзабытой роли площадного паяца. Комиксы покажут нам комического, балаганного Фауста, смеющегося над собственной ученостью. Мы склонны видеть в этом "примитиве" позитивные возможности, сближающие Фауста не с массовой, но с народной, "наивной" культурой.

Доминантой следующего, третьего тома "Гётевских чтений", открываемого статьями А.А. Аникста "Гёте и театр" и Б.Ф. Володина "Библиотечная деятельность Гёте", можно считать роман "Страдания юного Вертера", которому посвящены статьи С.В. Тураева "Судьба первого романа Гёте", Э.Г. Дементьева «Французская "Вертериана" конца XVIII в.», Э.Н. Шевяковой «"Вертер" и поэтика французского исповедального романа», Л.А. Мироненко «"Вертер" и французская романтическая проза», Е.Е. Кириковой «Стихотворение У.М. Теккерея "Страдания Вертера"», Г.В. Ждановой «"Вертер" Гёте и "Вертер" Массне», В.А. Фортунатовой «Антитеза идеала и действительности в "вертериане" ГДР». К "вертериане", представленной в сборнике, могут быть причислены и работы, трактующие взаимоотношения молодого Гёте с его современниками: В.Д. Демченко. «Фарс в эстетической борьбе периода "Бури и натиска" (Гёте, Вагнер, Ленц)», Е.И. Волгина. "Венцель и Гёте: антиподы или единомышленники".

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)