Гёте в русской культуре XX века 218

"СТРАДАНИЯ ЮНОГО ВЕРТЕРА"

 

Видимо, этот выбор можно понять, только зная биографию художника. «В 1946 году его, студента первого курса Московского института прикладного и декоративного искусства, ложно обвиненного в антисоветской деятельности (чуть ли не в участии в заговоре на жизнь вождя), бросают в кафкианский мир сталинских лагерей. Но – вот она, диалектика жизни – в то время, как на воле художники захлебывались в омуте соцреализма, бесправный зэк Свешников, чудом уцелевший на общих работах, ставший ночным сторожем в деревообрабатывающем цехе и прилепившийся к нему небольшой художественной мастерской, оказывается абсолютно раскрепощенным... – пишет поэт и коллекционер А. Глезер. – И фантасмагорическая лагерная жизнь, смешавшись в подсознании с фантасмагориями Гофмана и Босха, царила на картинах и рисунках».

И после освобождения в 1956 г. "холодное дыхание лагерей вновь и вновь настигало его, и на холсты опять ложились зябкие и бескрайние северные равнины, и затерявшиеся в них человеческие фигурки". Многие стилистические и ритмические мотивы свешниковской живописи и станковой графики перешли и в его книжные иллюстрации, в том числе и в оформление "Вертера". Достаточно вспомнить фронтиспис, где пластически очень выразительно подчеркивается хрупкость, изломанность, нежизнеспособность героя, изо всех своих слабых сил кутающегося в плащ, придерживающего срываемую ледяным ветром треуголку. Как отмечает Глезер, во второй половине 1960-х стилистика художника несколько меняется, "сероблеклые тона сменились голубовато-зелеными...

Появилась символика нереальной реальности, выражающая философию тщеты существования, неотвратимости конца; осознание непреложности одиночества каждого человека". Из этих слов ясно, чем привлек Свешникова гётевский роман. Конечно, мастер, тонко чувствовавший особую природу книжной графики, был далек от нарочитого осовременивания классики, не стал откровенно переносить в книгу метафизические пейзажи и гротескно изломанных персонажей своих картин; иллюстратор был очень внимателен к интонации писателя, к реалиям эпохи.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)