Гёте в русской культуре XX века 221

"СТРАДАНИЯ ЮНОГО ВЕРТЕРА"

 

Строго говоря, данный цикл не имеет прямого отношения к книжной графике, но альбомная форма подачи материала в какой-то мере позволяет включить эту интересную во многих отношениях работу в наш обзор. Самое неожиданное в полотнах Шинкарева – то, что они написаны в форме комиксов. Сам жанр "истории в картинках", тем более на основе классического сюжета, мгновенно вызывает устойчивые ассоциации с вульгарным языком масскульта, порождает обвинения в профанации вечных ценностей, посягательстве на святыни.

Но "Всемирная литература" – явление совсем иного рода. Художник использует структуру комикса, делит плоскость холста на отдельные кадры, связанные подобием общего сюжета, вовсе не затем, чтобы свести сложнейшее произведение к общепонятному анекдоту, надругаться над великими именами или привлечь внимание невзыскательной аудитории к классическому наследию.

Задача Шинкарева – прямо противоположна, он стремится, используя мотивы классической литературы, вернуть утраченный интерес аудитории к эзотерическому, непопулярному искусству живописи с помощью перевода известных сюжетов в зрительный ряд, «...ознакомить людей с пластическим способом мышления... Известен старый способ научить человека грамоте: ему дают прочитать текст, который он без того знает наизусть. Вот и я показываю знакомые произведения, подвергнутые перевыражению, перевод с языка литературы...

Механизм перевода прост: пишу до тех пор, пока ощущение от картин не совпадает с ощущением от литературного произведения. Во многих случаях я его и не перечитывал – ведь тогда это будет "изучение", и пыльца ощущения сдуется». При всем желании шинкаревские интерпретации литературных текстов нельзя упрекнуть в вульгарности, примитивности, однозначности; в отличие от традиционных "истории в картинках" здесь ни в коей мере не педалируется внешняя интрига событий, картины рассчитаны не на "быстрое чтение", а на неспешное медитативное вчувствование.

Книга очень выразительна по своему сдержанному колористическому решению. В "Страданиях юного Вертера" преобладают зеленый, коричневый, голубой, золотистая охра. Персонажи трактуются художником прежде всего как выразительные цветовые пятна, причем грубоватая четкость контуров фигур уравновешивается зыбким мерцанием приглушенных тонов. Изображения кульминационных сцен романа чередуются с метафорическими, обобщенными образами: Вертер, постоянно вынужденный сдерживать одолевающую его страсть, по воле художника превращается в льва со связанной пастью, сцене рокового объяснения предшествует кадр, изображающий молнию.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)