Гёте в русской культуре XX века 224

"РЕЙНЕКЕ-ЛИС"

 

"Рейнеке-Лис" позволяет иллюстратору в полной мере проявить свою фантазию и изобретательность. Однако почти никто из известных художников детской книги не воспользовался этой возможностью. Единственная попытка оформить поэму, предпринятая в кругу мастеров "гвардии Лебедева" (т.е. в ленинградском отделении Детгиза, прославившемся подлинно новаторским подходом к созданию "книжки-картинки"), закончилась трагически. Стремление осовременить "Рейнеке-Лиса", подчеркнуть злободневность гётевской социальной сатиры, имело роковые последствия для талантливой художницы, ученицы и сподвижницы К.С. Малевича Веры Михайловны Ермолаевой. «В последнем цикле гуашей к "Рейнеке-Лису", над которым она работала в конце года, были, по свидетельству очевидцев, критические мотивы, отразившие ленинградскую действительность, – пишет искусствовед Е.Ф. Ковтун. – К Медведю-судье волки в буденовках тащат на суд зверей. (Фамилия тогдашнего начальника ленинградского НКВД была Медведь.)». Несмотря на болезнь (у художницы были парализованы ноги), Ермолаева сохраняла в себе юношеский энтузиазм и жизнелюбивое озорство, ей не терпелось показать свои иллюстрации знакомым еще до завершения цикла. Вероятно, именно это и сыграло решающую роль в ее судьбе. «Когда пришли с арестом, то сразу направились к шкафу, где лежали листы к "Рейнеке-Лису". Художница получила 5 лет лагерей, арестованы были и две ее ближайшие ученицы. Как вспоминает очевидец, "Веру Ермолаеву вместе с партией заключенных погрузили на баржу, плывущую по Аральскому морю, и всех высадили на каком-то песчаном острове. Это последнее, что известно о судьбе художницы"»4?.

Последующие оформители поэмы проявляли большую "политическую грамотность": они педалировали главным образом антиклерикальные мотивы этого многопланового произведения. Так, на очень нарядной декоративной суперобложке издания ГИХЛ 1957 г. Г. Фишер изобразил смиренно перебирающего четки Лиса в монашеском одеянии. Его силуэт был заключен в медальон и окружен пышной барочной орнаментикой, где сквозь хитросплетения ветвей и листьев просматривались очертания двух перекрещенных кинжалов. Темой переплета стал воображаемый герб Рейнеке: на щите, с которого свисали четки, была начертана мохнатая лапа, сжимающая нож. Оформляя основное пространство книги, Фишер обрамляет текст и каульбаховские иллюстрации витиеватым растительным орнаментом, а в инициалах варьирует геральдическую тему переплета.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)