Гёте в русской культуре XX века 230

"ПЛЮСЫ" И "МИНУСЫ" ГЁТЕ ИСПЫТАТЕЛЯ ПРИРОДЫ

 

Гёте не имел специального естественнонаучного образования, и в глазах большинства "цеховых" ученых – его современников – слыл дилетантом. Он и сам считал себя в науке дилетантом, что, однако, его нимало не смущало; он даже находил в этом определенные преимущества – прежде всего, возможность быть в своих исследованиях вполне оригинальным, свободным от канонов современной ему науки, еще во многом скованной остатками средневековой схоластики и изобиловавшей различного рода предубеждениями и предрассудками. Недаром ведь и многие другие крупнейшие естествоиспытатели XVIII – начала XIX века, решительно двинувшие науку вперед, – такие, как Ж. Бюффон или

А. фон Гумбольдт, как Ч. Дарвин или М. Фарадей, тоже не были "цеховыми" учеными. Весьма показательно, что, занимаясь ботаникой, Гёте предпочитал учиться не столько у общепризнанного авторитета – К. Линнея, сколько у дилетанта Жан-Жака Руссо, который в последние годы жизни увлекся ботаникой и даже издал в 1782 г. "Ботанические письма" (где, кстати, выступил как поклонник Линнея). Это свое предпочтение Гёте мотивировал тем, что "дилетант охотнее учится у дилетанта", так объясняя преимущество дилетанта перед ученым-профессионалом: "...Дилетанты многое делают на пользу науке. И это вполне естественно: специалисты должны заботиться о полноте и поэтому исследовать обширный круг вопросов во всем его объеме, любитель же, напротив, озабочен тем, чтобы пробиться сквозь частности и достигнуть вершины, откуда ему открывается возможность обозревать если не всю область, то хотя бы большую часть ее".

Совокупность вышеперечисленных обстоятельств, а также то, что в некоторых направлениях своих исследований Гёте намного (подчас на 50–100 лет) опередил немецкую науку его времени, привели к тому, что Гёте как ученый-естествоиспытатель постоянно сталкивался у себя на родине с глухой стеной непонимания и пренебрежения со стороны абсолютного большинства профессиональных ученых. Теперь в это трудно поверить, но даже такое бесспорное достижение Гёте, как открытие и детальное описание метаморфоза растений (точнее, метаморфоза листа высших – цветковых, листостебельных – растений), ныне дающее основание относить его к классикам естествознания, не было воспринято немецкой наукой XVIII – первой половины XIX века; лишь отдельные ее выдающиеся представители сумели оценить по достоинству сделанный Гёте вклад. То же относится к работам Гёте в области морфологии животных (сравнительной остеологии). Что уж там говорить о хроматике Гёте, которая вообще была встречена в штыки (впрочем, если видеть в ней лишь раздел физической оптики, с полным на то основанием). Позитивные тенденции учения Гёте о цветности были распознаны лишь такими крупнейшими учеными – его современниками, как основоположники физиологии зрения И.П. Мюллер (1801 – 1858) иЯ.Э. Пуркине (1781 – 1869), которые открыто признавали себя учениками Гёте и последователями его учения о цветности. Кстати, оба они состояли иностранными членами-корреспондентами Петербургской Академии наук. Одобрительно восприняли это учение Гёте целиком также некоторые смелые умы, не имевшие отношения к естествознанию, как, например, Гегель и Шопенгауэр.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)