Гёте в русской культуре XX века 202

"ФАУСТ"

 

Обложка к избранным сценам из первой части гётевского "Фауста" (М., 1929 г., Б-ка "Огонька") была оформлена в технике... фотографии: "натурщик" в старческом гриме скорбно взирал на свой стол, заваленный книгами. Эта фотографическая формула фаустовского сомнения в силе мертвого знания – чрезвычайно характерная черта времени, когда принято было, с одной стороны, предельно условно, почти абстрактно изображать реальных людей, а с другой – фотографией иллюстрировать поэтический вымысел.

В 1942 г. Детгиз выпустил первую часть "Фауста" с портретом Гёте работы Кипренского и 7 репродукциями с литографий Делакруа. Обложку, заставку и концовку для этой книги выполнил известнейший график Николай Васильевич Кузьмин. Его манера рисунка в высшей степени характерна для самого художника, однако весьма непривычна для изданий "Фауста". Вместо известных нам по западной иконографии величественных, несколько театрализованных, детально проработанных образов персонажей Кузьмин, культивировавший "темп исполнения", выразительность мгновенного росчерка пера, предлагает довольно спонтанные, чуть шаржированные наброски фигур Фауста, Мефистофеля, Маргариты. Эти рисунки выполнены с присущими творчеству мастера темпераментом и артистизмом, однако они не вполне гармонируют с иллюстрациями Делакруа, а главное, слишком немногочисленны, чтобы убедить читателя в правомерности подобного подхода к трагедии.

В 1948 г. Детгиз вновь издал “Фауста" с литографиями Делакруа. Оформление книжного ансамбля было поручено на этот раз Л.П. Зусману. Его стиль исполнения заставок, титула, шмуцтитулов и обложки во многом близок импульсивному графическому почерку Кузьмина. Но Зусман заботится не столько о выразительности отдельных фигур и предметов (почти все подробности скрадываются динамичной штриховкой), сколько об их органичности в условном книжно-сценическом пространстве, о пластической убедительности всей мизансцены. Декоративные рамки, стилизованные под барокко, иногда даже перевешивают заключенные в них композиции. Особый интерес представляет форзац, напоминающий о фольклорной первооснове гётевского творения: герои представлены здесь в виде персонажей кукольного театра.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)