Гёте в русской культуре XX века 252

ГЁТЕВСКАЯ МЫСЛЬ КАК СТИМУЛ НАУЧНОГО ПОИСКА

 

Ноосфера (от греческого “ноос" – "разум") – дальнейшая ступень эволюции биосферы, когда она достигает нового состояния, при котором разумная деятельность человека (человеческого общества) становится решающей силой, основным фактором развития природы. Термин был предложен в 1927 г. французскими учеными Э. Леруа и П. Тейяр-деШарденом, но коренным образом переосмыслен В.И. Вернадским.

Живое вещество – совокупность живых организмов, населяющих (и населявших в прошлом) биосферу Земли; играет важную роль в учении о биосфере и о роли живых организмов в кругообороте веществ и энергии в природе. Численным выражением этого понятия служат его химический (элементный) состав, масса и заключенная в нем энергия.

Справедливости ради заметим, что у Гёте имелся собственный микроскоп, и он даже как-то пытался прибегнуть к его помощи, но никаких успехов на этом пути не стяжал; это еще сильнее отвратило Гёте от дальнейшего использования любых приборов при проведении наблюдений.

Имеет смысл полностью процитировать здесь этот фрагмент из письма В.И. Вернадского от 30 июля 1936 года из санатория "Узкое", где четко изложена его оценка Гёте как естествоиспытателя (курсив В.И. Вернадского): «Гёте – натуралист, точный наблюдатель и экспериментатор, не признававший числа и причинного объяснения природных явлений, в односторонности своей, и для нас донкихотстве, в борьбе с ньютоновским мировоззрением в одной части, безусловно, прав: причинная числовая связь не захватывает всего наблюдаемого в точном естествознании, ибо человеческая мысль есть функция среды (биосферы), а не только организма. И аналитический прием разделения явлений всегда приводит к неполному и неверному представлению, так как в действительности “природа" есть организованное целое.

Природа у Гёте – и неизбежно для нас всех – есть организованная земная оболочка – биосфера – и должна отражаться как целое во всех наших научных представлениях». И далее: “Пантеист Гёте это чувствовал очень сильно, но он не понял значения числовых отношений (явлений. – Л.Ф.), которые получаются при мысленном разделении и выделении (анализе), в действительности нераздельных". Разумеется, если отождествлять причинную связь явлений с числовой, как это делает Вернадский, то приведенное высказывание справедливо по отношению к Гёте, который с числом старается никаких дел не иметь. Едва ли, однако, найдется хоть один, даже самый заядлый приверженец философского детерминизма, который согласился бы поставить знак равенства между числовой зависимостью и причинной связью. Ведь последняя в общем случае носит качественный характер и далеко не всегда может быть выражена числом и мерой (хотя, конечно же, числовая связь – всегда причинная).

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)