Гёте в русской культуре XX века 254

ИЗ ИСТОРИИ РУССКОГО ГЁТЕАНСТВА: НИКОЛАЙ И ЭМИЛИЙ МЕТНЕРЫ

 

В отличие от Андрея Белого, Блока и Вячеслава Иванова, а также Брюсова, Эллиса и Бальмонта, занявших прочное место в анналах истории русской культуры начала века, значение братьев Метнеров в культурном наследии страны до сих пор по достоинству не оценено соотечественниками. Индикатором этой невостребованности можно считать степень освещенности их творчества в научной литературе. Прежде всего бросается в глаза, что на сегодняшний день единственная полномасштабная монография о жизни и творчестве Николая Метнера – опубликованная в 1995 г. по-английски книга Барри Мартина, содержащая утверждение, что Николай Метнер всегда пребывал (как пребывает и поныне, добавим мы) в небрежении в истории русской музыки. Но в еще более глубокое и несправедливое забвение в наши дни погружена фигура старшего брата Николая Карловича – Эмилия. Как и в случае с Николаем Карловичем, единственная фундаментальная монография о жизни и творчестве крупнейшего русского философа-гётеанца начала XX в. получила известность за пределами России и в английской версии: это труд шведского специалиста по проблемам русской культуры и по истории психоанализа Магнуса Люнгрена, с характерным названием "Русский Мефисто" (только, в отличие от до сих пор не переведенной моно

графии Барри Мартина, книга Люнгрена вышла в свет в русском переводе в 2001 г., с характерной транслитерацией имени автора – "Юнггрен", соответствующей нормам шведского языка, но при этом словно возникшей из нетерпеливого желания увлеченного материалом переводчика рассказать о влиянии русского философа-символиста на формирование аналитической психологии Карла Густава Юнга.

Эмилий Карлович, в своей деятельности сочетавший философские, литературные и музыкальные интересы, в значительной степени способствовал сближению литературнофилософского символизма с творческими процессами русской музыки. Обладая кипучим полемическим и общественным темпераментом и обширными связями в среде литературно-художественной интеллигенции, Эмилий Метнер в годы жизни в России (в Москве и Нижнем Новгороде) с настойчивостью фанатика проводил в жизнь свое стремление утвердить "естественно проявляющуюся власть художественного и религиозного творчества над жизнью" (из вступительной статьи своей как редактора к первому номеру двухмесячника “Труды и дни" – печатного органа организованного и возглавленного Метнером издательства "Мусагет"). Он ориентировал соотечественников на традиции Гёте, Ницше и Рихарда Вагнера.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)