Гёте в русской культуре XX века 257

ИЗ ИСТОРИИ РУССКОГО ГЁТЕАНСТВА: НИКОЛАЙ И ЭМИЛИЙ МЕТНЕРЫ

 

Книгу Э.К. Метнера "Модернизм в музыке" принято сопоставлять с книгой Н.К. Метнера "Муза и мода". Изданная Рахманиновым в 1935 г. в Париже "Муза и мода" является ценнейшим документом осмысления автором радикальных перемен, принесенных новыми творческими поколениями XX в. Уже сам факт, что книга принадлежит перу одного из ведущих русских композиторов первой половины века, оправдывает интерес к этому теоретическому труду, до недавнего времени пребывавшему в тени исследований Асафьева, Яворского или – если говорить о западноевропейской традиции – музыкально-теоретических и мемуарных литературных работ Шенберга, Стравинского, Онеггера и Хиндемита. Однако книга Николая Карловича интересна еще и тем, что она возникла в русле идей Эмилия Метнера, будучи и по концептуальным основам, и по стилю изложения, проникнутого бурной, страстной полемичностью, естественным продолжением книги старшего брата, которая явилась, в сущности, первым русским манифестом борьбы с музыкальным модернизмом. На сегодняшний день сборник статей "Модернизм и музыка" Эмилия Метнера, на переиздании которого еще в 1930-е годы настаивал Рахманинов, является большим раритетом, а его идеи разобраны лишь в монографии Люнгрена, в то время как "Муза и мода" Николая Метнера по крайней мере дважды подвергалась подробному разбору в русскоязычной литературе (в книге Е.Б. Долинской11 и в написанной Ю.В. Келдышем главе, посвященной Метнеру в десятитомной "Истории русской музыки"). Но в нашем сравнительном анализе двух книг мы начнем со второй.

Книга Н.К. Метнера "Муза и мода" представляет собой внутренне в высокой степени целостное построение, продуманную систему представлений о "музыке как о родном для каждого музыканта языке". Идея органического единства мира искусств, закономерности развития музыки в нем раскрываются как позитивная альтернатива "темной стихии современного музыкального языка, оторвавшегося от человеческой души", недвусмысленно ассоциирующейся у Николая Карловича с музыкой его неназванных оппонентов, среди которых угадываются фигуры И.Ф. Стравинского и С.С. Прокофьева.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)