Гёте в русской культуре XX века 260

ИЗ ИСТОРИИ РУССКОГО ГЁТЕАНСТВА: НИКОЛАЙ И ЭМИЛИЙ МЕТНЕРЫ

 

Природосообразный характер взглядов братьев Метнеров на проблему прогрессирующего усложнения форм языка и мышления музыки соответствует истолкованию Эмилием Карловичем мировоззрения Гёте. В сущности, наиболее весомый позитивный вклад в исследование последнего Эмилий Метнер внес именно в книге "Модернизм и музыка", поскольку ее философская основа практически претворяла теоретические позиции Гёте. Подзаголовок книги Николая Карловича "Муза и мода" ("Защита основ музыкального искусства") может быть приложен также к более раннему по времени публикации труду Эмилия Карловича. Эти две книги объединяет многое, и прежде всего достаточно определенный взгляд на проблему исторического развития языка искусства с позиций гётеанства. Последнее понимается, во-первых, как требование ненасильственного, естественно-гармоничного разрешения дилеммы "природа и искусство", и во-вторых, имеет своим стержнем учение Гёте о прафеномене, из которого братья Метнеры почерпнули руководящий принцип соотношения старого и нового, простого и сложного в истории музыкального искусства.

Увлеченный этой философской доктриной, Эмилий Карлович усматривал ее истоки в кантианской традиции, указывая на выдающуюся роль Иммануила Канта в формировании гётевского мировоззрения, поскольку именно Кант, по Метнеру, обозначил дилеммы процесса познания природы, преодоленные Гёте – причем не путем произвольного допущения оккультных и мистических таинств, как это стремился делать Штейнер, а через соединение возможностей научного познания и художественного переживания природы в двуедином и всеобъемлющем феномене творчества. Метнер обнаруживает у Канта и ростки гётевского учения о прафеномене, комментируя фрагмент "Критики способности суждения", где Кант выдвигает идею "прообраза" ("Urbild") – "нормальную идею" прекрасного человека, которая сама себе создает правила для суждения об опытных данных". Акцентируя природосообразность философских взглядов Гёте, Метнер снова подкрепляет значимость этой идеи ссылкой на Канта: "Искусство или какое-либо иное творчество, вообще культура, тем выше, чем их характер подобнее характеру природы". Верность природе является основным лейтмотивом культурной критики модернизма Эмилием Карловичем. «Подлинный (и притом наивный в шиллеровском смысле) художник верит, что все так называемые "условные" формы сонат, каденций, секвенций и т. п. как бы даны постольку природой, поскольку человек есть природа, хотя "искусство именно потому называется искусством, что оно не есть природа" (Гёте). И нельзя не любить трезвучия, как природу», пишет Эмилий Карлович, предвосхищая тезисы книги Николая Карловича "Муза и мода".

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)