Гёте в русской культуре XX века 42

АЛЕКСАНДР БЛОК И ГЁТЕ

 

Собственно "соловьевские" мотивы в блоковских лирических интерпретациях "вечной женственности" появляются в 1901 г. – ср. стихотворение "Через песчаные пустыни..." с эпиграфом из Соловьева (I, 472).

Как уже неоднократно отмечалось, символисты и Блок воспринимали гётевское понятие "вечной женственности" через философию и лирику Вл. Соловьева. Но как символисты воспринимали самого Соловьева? Мистически настроенные символисты (к ним можно отнести и раннего Блока) как в Москве, так и в Петербурге заимствуют у Соловьева не его "систему", но философски окрашенную лирику, а также то в его философии, что уклоняется от последовательного, систематичного изложения. Ср. знаменательную цитату из письма Блока Евг. Иванову от 15 июня 1904 г.: «Есть Вл. Соловьев и его стихи – единственное в своем роде откровение, а есть "Собр. сочин. B.C. Соловьева" – скука и проза» (VIII, 105– 106). В Соловьеве символистов привлекало все еретическое, двусмысленное, недоговоренное, "гностическое". Таким гностическим, амбивалентным, многоликим понятием выглядит и "вечная женственность" Блока. Вариации "вечной женственности" у него в этом смысле, как пишет Р.-Д. Клюге, могут быть отнесены не к солювьевской "Софии", а скорее к его же "мировой душе": если София у Соловьева целиком принадлежит сфере божественного, то у "мировой души" два аспекта, два разных женственных "лика" – первый, обладая божественной премудростью, обращен к Богу, тогда как второй, наделенный "демонической" волей и энергией, стремится прочь от Бога, в "злое" царство материи. Об этом же – о "мировой душе" и ее двойственности – пишут в связи с "женственными" образами Блока столь разные авторы, как Андрей Белый и Александр Кондратьев.

В письме к А. Белому из Бад-Наугейма Блок, помимо уже перечисленных аналогий, приводит ряд новых образов, передающих противоречивый характер символистской "вечной женственности": это Божья матерь, Офелия, Гретхен, Астарта. Склонность к демонизации прослеживается достаточно ясно; Гёте едва ли бы позволил себе такие сближения. Как видим, Блок вольно обращается с понятием "вечной женственности", далеко уходя как от Гёте, так и во многом от Вл. Соловьева. Использует он "вечную женственность" и в своей критике в качестве своего рода качественного критерия литературной деятельности. Например, в статье "Генрих Ибсен" мы читаем: «Вера и воля Ибсена, и всякого художника, покоится в лоне "вечно-женственного"» [V, 313).

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)