Гёте в русской культуре XX века 44

АЛЕКСАНДР БЛОК И ГЁТЕ

 

октября 1902 г. Блок окрестит этот фаустовский '"кинетический восторг" "полным и головокружительным полетом". Вопрос о смерти и самоубийстве, важный для молодого Блока, впоследствии утратит свою зловещую актуальность, но время от времени будет напоминать о себе в фаустовском мотиве "полета", порой вновь в связи с думами о Гёте. Так, отголоски юношеской рефлексии о смерти и религии звучат в дневниковой записи, навеянной беседой с Э.К. Метнером, крупным знатоком творчества Гёте: «О "человечности" Гёте, у которого были все возможности "улететь", но который не улетел, работая над этим тяжко и сознательно. Не ускорять конец (теософия), но делать шествие ритмичным, т.е. замедлять (культура)» .

Это мимолетное замечание Блока может быть рассмотрено в контексте его отношения к разнообразным мистическим уклонам начала XX в. "Уклониться" в мистику – не значит ли это для Блока то же, что "улететь", т.е. оборвать все нити, ведущие к реальности? Блок защищает "принцип реальности" против мистической экзальтации – отсюда и его симпатия к нелюбимым большинством символистов H.A. Некрасову и А.М. Горькому, при том, что сам Блок, возможно, более других символистов знал об опасной притягательности подобных "полетов". В письме А. Белому от 15– 17 августа 1907 г. Блок излагает свое поэтическое кредо, определяя себя как лирика по преимуществу: "Драма моего миросозерцания (до трагедии я не дорос) состоит в том, что я – лирик. Быть лириком – жутко и весело. За жутью и весельем таится бездна, куда можно полететь – и ничего не останется". Вновь звучит тема "полета" как соблазна, с которым приходится бороться Блоку как автору и человеку. Вспомним еще раз о "гётевской” заметке Блока, навеянной разговором с Метнером. Блок, обычно не склонный идеализировать Гёте, здесь видит в немецком поэте образец этического, можно даже сказать – реалистического, "дисциплинированного" отношения к жизни. В этом смысле желание "улететь", желание растворить себя в лирико-мистической "безбрежности" можно обозначить и как "комплекс Вертера", с которым приходится считаться художникам с ярко выраженным лирическим дарованием. К таким авторам принадлежал сам Гёте. Б.Л. Пастернак и В.В. Маяковский, безусловно, наиболее значительные выразители "вертеризма" в русской поэзии начала XX в.33 О щепотке вертеровской "соли" можно, по-видимому, говорить и применительно к творчеству Блока.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)