Гёте в русской культуре XX века 75

"ОГНЕННЫЙ АНГЕЛ": ФАУСТОВСКИЕ КОНТАМИНАЦИИ ВАЛЕРИЯ БРЮСОВА И СЕРГЕЯ ПРОКОФЬЕВА

 

Сделаем небольшое отступление и ответим на вопрос, который, сколько мы знаем, не поднимался в гётеведении, однако является концептуально важным в свете рассматриваемой в настоящей статье проблемы. Как сумел Гёте увязать воедино разнонаправленные векторы этики фаустовского сюжета – откровенный макиавеллизм героя и выстраданную им идею мессианства? Слишком легко было бы предположить, что дело объясняется использованием в трагедии традиций средневекового миракля, житийной литературы о чудесах Богородицы, демонологических легенд о Теофиле и др. Слишком просто было бы перенести финал истории гётевского Фауста-Иова в плоскость мистического католицизма, аскезы страстотерпца – бывшего грешника, заслужившего прощения покаянием и заступничеством Богородицы.

Подобные истолкования не проясняют поставленного вопроса, а, скорее, уводят в сторону. Они изначально обрекают фаустовский сюжет на статичную заданность: финал заранее известен, сатана будет посрамлен, Фауст будет оправдан высшим судией, потому что все в этом мире предопределено Господом. Между тем Фауст Гёте – человек, постоянно и сознательно делающий свой выбор и не перекладывающий ответственность за свои поступки на чужие плечи. Пассионарий по своей сути, он занят поисками высшей истины любой ценой и, обретя веру в возможность исправления дурноустроенного миропорядка, готов принести себя в жертву во имя светлого будущего, а значит, макиавеллист по жизни, он перерастает себя и превращается в мессию. Параболичность такого движения не может не изумлять. Гёте сумел выразить невыразимое, обозначить словом тайны бытия, создать художественный символ бесконечного постижения человеком смысла существования.

Все быстротечное –

Символ, сравненье.

Цель бесконечная Здесь в достиженье.

Здесь – заповеданность Истины всей.

Вечная женственность Тянет нас к ней.

Комментируя эти заключающие трагедию слова мистического хора, А. Аникст предположил, что речь идет об единичном как лишь об "отблеске, символе, неточном подобии высшего начала, составляющего основание природы”.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)