Гёте в русской культуре XX века 335

Рецепция "Фауста" Гёте в прозе

 

Как "эхо" любовной темы "Избирательного сродства" звучит статья Е.П. Зыковой "Ричардсон и Гёте (об эволюции мотива любовного треугольника в просветительском и сентиментальном романе)". Интересны размышления автора статьи о культуре письменной коммуникации в XVIII веке, о том, как опыт самоанализа и самовыражения кодифицируется в различных устойчивых формах письма, ориентированных на "массовое" потребление. Гётевские романы о любви – "Вертер" и "Избирательное сродство" – трактуются как полемика с заданной Ричардсоном традицией рационалистического "обуздания" любви в дружбе. "Романную" тему продолжает К.Г. Ханмурзаев в работе "Роман позднего Просвещения и традиция жанра у романтиков". Музыкальная тема разрабатывается Е.Ю. Матвеевой ("Поздние оратории Гайдна в контексте его эпохи"). Е.В. Карабегова обращается к проблеме «Гёте и "Молодая Германия"» в одноименной статье. Есть в сборнике и новый раздел – "Музеи и библиотеки Германии", включающий в себя статьи Н.К. Александровой ("Музей Фауста в Книттлингене"), Б.Ф. Володина ("Гёте – читатель Геттингенской библиотеки") и В.Н. Марочкина ("Музеи И.В. Гёте в Германии"). В разделе "Сообщения" помещен материал Л.М. Левиной о прототипах образа Гретхен в "Фаусте" Гёте.

Наконец, тема "Гёте и XX век" в сборнике 1997 года представлена работами Т.А. Шарыпиной («Замысел И.В. Гёте и трагедия Г. Гауптмана "Ифигения в Дельфах"») и Г.В. Якушевой "Гёте в советской литературе (40 –80-е годы)". "Ифигения в Дельфах" Гауптмана, написанная автором в годы нацистского режима в Германии, выступает в изображении Т.А. Шарыпиной как апофеоз хаоса, насилия и безумия. Гауптман, подобно Адриану Леверкюну из "Доктора Фаустуса" Томаса Манна, вознамеривается "переписать" слишком гуманную гётевскую "Ифигению в Тавриде", в которой, по словам автора статьи, торжествует "пассивная созерцательность Ифигении". Едва ли можно согласиться с такой оценкой. Нравственная стойкость Ифигении заслуживает бблыпего: ведь недаром ее финальное решение "говорить правду" в самой пьесе приравнивается к воинскому подвигу.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)