Гёте в русской культуре XX века 98

ФАУСТОВСКАЯ КОЛЛИЗИЯ В РОМАНЕ ЕВГЕНИЯ ЗАМЯТИНА "МЫ"

 

Итак, уже в истории потерпевшего неудачу научного эксперимента Вагнера содержится несколько антиутопических мотивов, развитых в романе "Мы".

В Едином Государстве изменена природная среда – настолько сильно, что она потеряла свою органичность. Характерно, что действие замятинской антиутопии происходит в основном в городе. Как отмечает В.Н. Топоров, образ города обладает важнейшей пространственной характеристикой, имеющей выход в другие сферы. В городской среде из романа "Мы" вообще нет живой природы, и даже окружающий природный мир, виднеющийся за стеклом Стены, лишен естественной изменчивости. В городе преобладают искусственность, рациональный принцип единой планировки, а значит, энтропия. Улицы и площади образуют геометрические линии, из которых и возникает "квадратная гармония". В нее органично вписывается внешний облик антигероя Благодетеля и большинства "нумеров": в очертаниях лица Благодетеля преобладают квадратные линии, головы сидящих в аудиториумах "циркулярными рядами" граждан – "шарообразные, гладко остриженные". Создание коллективного портрета героев романа-антиутопии с помощью геометрической терминологии – новаторский экспрессионистический художественный прием Замятина – живописца словом, сатирически раскрывающий односторонность развития и дисгармоничность существования граждан тоталитарного общества.

Художественной находкой Замятина является история Великой операции. Во время восстания членов "Мефи" против Единого Государства всем “нумерам” вырезают фантазию, чтобы революции и прочие опасные проявления свободной воли граждан не могли повториться. “Нумера” теперь превращаются в недочеловеков, похожих на “какие-то человекообразные тракторы". Эти эпизоды романа-антиутопии близки проанализированным выше сценам из “Фауста", только у Замятина фантастика страшнее. И это не удивительно.

Если в картине мира у Гёте есть Бог, то в представлениях о мире Замятина-атеиста Бога нет. Данный абсурдный эпизод (хирургия здесь не лечит, а уродует, лишая человека важной особенности его природы) и гротескный образ человекообразных тракторов служат способами создания модернистской картины мира и трагической концепции человека, живущего в обезбоженном мире.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)