Гёте в русской культуре XX века 107

ЭПИЗОД ПЕРВЫЙ: МАРБУРГ, УЛИЦА ПАСТЕРНАКА, 15

 

"Марбургская школа", обращавшаяся "к подлинным распискам мысли, оставленным ею в истории науки", покоряла своим умением смотреть на прошлое "гениально обобщенно, но в то же время и в точных границах здравого правдоподобия". О "великом Когене" в Москве хорошо было известно... Наконец, в разговорах с приятелями всплыл и сам Марбург – в ореоле сказочной невероятности, нечто, находящееся в ином измерении. Но чудо свершилось, и вот уже в руках "подробный перечень курсов, предположенных к чтению в летнем семестре 1912 года", сочувствующие чиновники ставят неизбежные печати в документах.

Это не первая поездка за границу, путешественник в совершенстве владеет немецким, но есть в нынешнем странствии нечто фантастическое, это – поездка в прошлое, в историю; под его ногами камни Европы, помнящие шаги Елизаветы Венгерской и Джордано Бруно, Христиана Вольфа и Ломоносова. "Если бы тут были только профессора! А тут и Бог еще".

"Я стоял, заломя голову и задыхаясь. Надо мной высился головокружительный откос, на котором тремя ярусами стояли каменные макеты университета, ратуши и восьмисотлетнего замка". Настоящее отступает, замирает шум времени, здесь все так, как было столетия назад: "неподвижные очертания кровель", "сизое кишенье шиферных крыш", "томительные веянья сирени", каштаны, облака над башенными часами, "готические карлицы улиц", подвалы и чердаки.

Облик города, названия его улиц, образ жизни обитателей – все будит в памяти и мыслях давние картины: тень Ганса Сакса, бесконечные трагические зимы Тридцатилетней войны. Дома кажутся декорацией. Взрывы громкой речи и смех бессонных студентов – фрагментами из вагнеровских "Мейстерзингеров". А гостиница напоминает разбойничий притон из романтических сказок. "Тут историю сменяет легенда... Если бы братья Гримм опять... приехали сюда... они сызнова уехали бы отсюда собирателями сказок".

С сестрами Высоцкими нынешний марбуржец знаком давно, знал о своем чувстве ("уже не новом") к старшей (Иде) с четырнадцати лет. И вот теперь сестры, проводившие лето в Бельгии и стороной узнавшие, что их старый знакомый находится в Марбурге, решаются проездом навестить его. Все смешалось: три дня их присутствия превратились в сплошной праздник, влюбленный едва замечает вседневные приметы, увлеченно, неостановимо рассказывает о Германии, о Когене, о музыке, ведет их на лекции, "упивается" "их смехом и знаками пониманья случайных окружающих", голова кружится от восторга. И все-таки! Почему в день отъезда, "страшно волнуясь", он делает предложение? Ведь "нового в этом... ничего не было".

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)