Гёте в русской культуре XX века 110

ЭПИЗОД ТРЕТИЙ: “А В НАШИ ДНИ И ВОЗДУХ ПАХНЕТ СМЕРТЬЮ"

 

"Охранная грамота", замечает знаток творчества Пастернака, несет на себе следы увлечения автора первыми частями эпопеи М. Пруста. В Автобиографии ("Люди и положения") Пастернак констатирует некоторую вычурность стиля своей книги, связывая ее со стилистическими экспериментами 1920-х годов. И все же подчеркнем здесь отчетливо исповедальный характер ее, который (и это тоже в духе времени: вспомним "Третью Элоизу" и "Сентиментальное путешествие" В. Шкловского, "Слезы Вертера" И. Эренбурга и др.) отсылает не только к наследникам Вертера в литературе (а "Любовь Свана" к такому наследию, несомненно, принадлежит), но прежде всего – к самому первоисточнику.

В одном из почти тогдашних писем (А.Л. Штиху, 1 июля 1914 года) есть поразительное, пророческое замечание: "...Маяковский это я сам, каким я был в молодости". О какой "молодости" может идти речь? Ведь Пастернаку в это время – двадцать четыре. Очевидно, только о той, которая предшествовала его посвящению. Ведь он покинул Марбург, восклицая в едином порыве: "Прощай, философия, прощай, молодость, прощай, Германия!". Стало быть, молодость – это время, когда еще не действует закон преображения. И теперь "вертеровский" сюжет, уже, казалось бы, окончательно преодоленный, обретает, благодаря фигуре Маяковского, свое трагическое завершение. Отдельные фразы на фоне напряженной ассоциативности обобщений звучат как замаскированные цитаты из бессмертного прототипа.

ЭПИЗОД ТРЕТИЙ: “А В НАШИ ДНИ И ВОЗДУХ ПАХНЕТ СМЕРТЬЮ"

Когда Валентин Катаев назвал свою позднюю повесть, рассказывающую о зверствах одесской "чрезвычайки" в 1919 году, строчкой пастернаковского "Разрыва" – "Уже написан Вертер...", – он, конечно, подразумевал следующий стих ("А в наши дни и воздух пахнет смертью"). Но что имел в виду сам Пастернак, ссылаясь на гётевский роман в то роковое время? Что подобные переживания уже невозможны? Конечно, нет: весь цикл посвящен именно такой трагедии. Скорее другое: их больше не лечат дулом пистолета, поскольку приватные катастрофы включены в "апокалипсический" сюжет нашего века.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)