Гёте в русской культуре XX века 116

ИВАН ТХОРЖЕВСКИЙ ПЕРЕВОДЧИК "ЗАПАДНО-ВОСТОЧНОГО ДИВАНА"

 

Старику Гёте было тогда уже 70 лет. Но если старость чувствуется подчас в его "Диване", то многие страницы дышат юношеским обаянием свежести.

Название "Западно-Восточный" имело в устах Гёте еще и особенный, затаенный смысл: он хотел им выразить всесторонность, универсальность жизненного захвата своего творчества. – Диван и впрямь пестр и поместителен. Это игра цветных арабесок, причуд, загадок, легкой иронии, глубоких раздумий. Песенная мудрость! Многое в ней легко ложится на музыку, но для перевода – и даже для понимания – Диван, местами, представляет исключительные, крайние трудности.

Мне хотелось, между тем, передать на русский язык именно живую, а не антикварную прелесть "Дивана", дать русскому читателю просто интересную до сих пор книгу, не загромождая ее чрезмерно примечаниями и комментариями; сохранить в переводе могучее и свободное дыхание подлинника!

К сожалению, историко-литературная, музейная пыль легла на гётевский "Диван" довольно густым слоем. Виноват в этом отчасти и Гёте. Он первый написал к "Дивану" длинные, скучные примечания. А за ним потянулись ученые: Вурм, Лепер, Дюнцер, Бурдах. Составили таблицу (по дням!), что именно читал Гёте в 1814 и следующие годы: арабские и персидские рукописи, грамматики, словари, путешествия на Восток, Коран, "Диван" Гафиза, семьдесят томов ученых исследований о поэзии и жизни Востока. Все это в графе "Studium". И дальше, в графе "Produktion": в какие именно песни и переложения "Дивана" выливалось потом творчество Гёте...

Все эти изыскания умерли, а "Диван" жив и остается тем, чем, по его выражению, был Гафиз:

Свежей радостью – для внуков».

Мы почти полностью привели вступительное слово Тхоржевского, т.к. здесь, с одной стороны, он продемонстрировал свое понимание сложности стоявшей перед ним задачи и искреннее восторженное отношение к творению Гёте, с другой стороны, с откровенной иронией и бесхитростностью выказал пренебрежение к попыткам изучения Дивана, научного освоения книги Гёте. Цель его ясна – подарить читателю живую книгу живого поэта, заведомо идя на некоторое упрощение гётевского замысла. Однако излишняя вольность в обращении с подлинником не всегда гарантирует качество и адекватность переложения оригинала на русский язык. Многие смысловые пласты остаются закрыты для переводчика. Порой он идет даже на сокращение текста, либо показавшегося слишком трудоемким для перевода, либо не слишком выразительным у Гёте. Так, например, от первого 12-строчного стихотворения из двух, объединенных под заглавием "Отражение" ("Nachbildung"), в варианте Тхоржевского осталась лишь половина – заключительные б строк:

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)