Гёте в русской культуре XX века 122

ГЁТЕВСКИЕ РЕМИНИСЦЕНЦИИ В "КАЩЕЕВОЙ ЦЕПИ" М. ПРИШВИНА

 

Пришвин часто упоминает фамилии знаменитых ученых-естественников XIX –XX вв. – В. Оствальда и других, оперирует понятиями из философии, естественных наук – географии, физики, химии, лесного дела, что сближает роман с "Фаустом" Гёте (как и специфический пришвинский стилевой синтез сциентизма и орнаментальности) .

В романе Пришвина преобладают “органические сравнения, метафоры и олицетворения, основанные на сопоставлении человека и явлений природы, что заставляет вспоминать и

о гётевском пантеизме. Часто подобные тропы становятся лейтмотивами образов героев, что подчеркивается названиями главок: "Птица в клетке", “Петух в корзине" и "Светолюбивая береза". В последней сравнение разных женских типов с деревьями выполняет функцию социально-психологической характеристики. Пришвин, давая развернутое описание роста высокой, как мачта, березы в сосновом бору, начинает с обобщения: "Так, бывает, вырастает у нас иная женщина в борьбе за свободу". Образ светолюбивой березы помогает понять, что в двойственной натуре Инны Ростовцевой есть задатки эмансипированной тургеневской девушки. Но в душе героини побеждает все же мещанское начало, поэтому завершает данную главку сравнение Инны с обычной березкой, угасшей в сосновом бору. Как и большинство подобных "органических" тропов в замятинском романе "Мы", рассмотренный здесь пример не снижает образы героев, а выражает пришвинскую (в далекой ретроспективе – гётевскую) концепцию единства человека и природы.

Более сложный, философско-религиозный, смысл имеет образность в звене "Живая ночь". Через сравнение зайцев с лесными актерами, играющими традиционные для мистерии "сцены христианского смирения", бичевания хроменького познушка и победы над смертью ("воскресение" зайца, победившего смерть) раскрывается пришвинское представление о "мировом творчестве жизни" как точке "прикосновения и согласования творчества природы и человека". Причем это представление раскрывается предельно серьезно и одновременно шутливо-пародийно. Тем самым природа в "Кащеевой цепи" сакрализуется, а Евангелие делается более "органичным". Сакральностью, например, пронизано описание тетерева, который "первосвященником проходит в святые ворота с приподнятой лирой...", то есть служит литургию Солнцу.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)