Гёте в русской культуре XX века 132

ГЁТЕ И МАНДЕЛЬШТАМ: ЗАМЕТКИ К ТЕМЕ

 

О. Мандельштам. К немецкой речи.

Первая встреча Осипа Мандельштама с Гёте описана в автобиографической книге "Шум времени": в родительском доме в Варшаве на отцовской полке в семейном книжном шкапу стояли себе рядышком – "Шиллер, Гёте, Кернер и Шекспир по-немецки – старые лейпцигско-тюбингенские издания, кубышки и коротышки в бордовых тисненых переплетах, с мелкой печатью, рассчитанной на юношескую зоркость, с мягкими гравюрами, немного на античный лад: женщины с распущенными волосами заламывают руки, лампа нарисована, как светильник, всадники с высокими лбами, и на виньетках виноградные кисти". При этом – Гёте и Шиллера Ося (тогда еще Иосиф) считал близнецами.

Заблуждение это было рассеяно за годы учения в Петербургском Тенишевском училище. И, оказавшись за границей – а в 1908–1910 гг. Мандельштам побывал во Франции, Германии, Италии и Швейцарии, – поэт не преминул посетить гётевские места во Франкфурте-на-Майне (где Гёте родился и рос) и в Риме.

Как бы то ни было, но Иоганн Вольфганг Гёте – один из самых упоминаемых Мандельштамом писателей. В программной статье "О природе слова", вышедшей в харьковском издательстве "Истоки" в июне 1922 года отдельной брошюрой, цитируется "Фауст" Гёте: "Все преходящее есть только подобие" (I, 227). Интересно, что в книге "О поэзии" перед этойг фразой добавлен ее немецкий оригинал: "Alles Vergangliches ist nur ein Gleichniss" – строка из "Chorus mysticus", которым завершается вторая часть "Фауста".

В статье "Письмо о русской поэзии", написанной в 1922 году к годовщине смерти Блока, Мандельштам пишет: "Блоком мы измеряли прошлое, как землемер разграфляет тонкой сеткой на участки необозримые поля. Через Блока мы видели и Пушкина, и Гёте, и Боратынского, и Новалиса, но в новом порядке, ибо все они предстали нам как притоки несущейся вдаль русской поэзии, единой и неоскудевающей в вечном движении" (II, 238). А в статье “Пшеница человеческая" Гёте, наряду с Кантом и “вечным городом Римом", предстает высшим представителем европейскости: “Совершенно своеобразное, насквозь одухотворенное отношение русского поэта к геологическому буйству альпийского кряжа объясняется именно тем, что здесь буйной геологической катастрофой вздыблена в мощные кряжи своя родная, историческая земля – земля, несущая Рим и собор святого Петра, носившая Канта и Гёте..." (II, 251).

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)