Гёте в русской культуре XX века 17

КУЛЬТУРА И КОНТРКУЛЬТУРА: "ДВА" ГЁТЕ?

 

Фактически Горький апеллирует к допросветительскому, догётевскому тексту о Фаусте и его модификациям, осуждая в герое средневековой легенды не гордыню разума, но гедонистический "буржуазный" эгоизм, самонадеянность и самовлюбленность. Так, в статье "Разрушение личности", утверждая, что "коллектив не ищет бессмертия, он его имеет", Горький усматривает в образе Фауста прежде всего попытку добиться лично для себя "сверхчеловеческих" привилегий и пишет о средневековом фаустовском предании: "Создавая эту легенду, народ как бы хотел отметить духовное бессилие личности, уже явно и давно враждебной ему, осмеять ее жажду наслаждений и попытки познать непознаваемое для нее".

В то же время отдельные публицистические реплики Горького показывают, чтб именно пролетарский писатель считал наиболее привлекательным в личности и мировоззрении Гёте. Это – упоминание Гёте, наряду с Ломоносовым, в качестве примера взаимосвязи науки и литературы в общей задаче познания и объяснения жизни, а также апелляция к основополагающему гётевскому тезису о примате действия над другими формами бытия. В той же статье главный гётевский герой упомянут в новом для горьковской оценки Фауста качестве – в ряду мятежных правдоискателей. В советскую литературу, считает Горький, вскоре придет достойный герой, и "велик он потому, что непримирим и мятежен гораздо больше, чем все дон-Кихоты и Фаусты прошлого". Такая смена знака в отношении Фауста, вероятно, во многом обусловлена литературоведческо-просветительской работой, активизировавшейся в СССР в связи с широкими мемориальными гётевскими торжествами 1932 г.

В статье "Крушение гуманизма" (, опубликована в 1921) Блок пишет: «Гёте столько же конец, сколько начало. В его застывшем образе умирающий гуманизм (индивидуализм, античность, связь науки с искусством) как бы пронизан той музыкой, которая поднимается из туманной бездны будущего, – музыкой масс (2 часть "Фауста")». Та же мысль повторяется ниже: «Стихийный характер движения масс, вступивших новым фактором в историю, почувствовали гении того века. Музыкальным откликом на это движение была вторая часть "Фауста"» – Там же. С. 460).

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)