Гёте в русской культуре XX века 22

КОНСТАНТИН БАЛЬМОНТ

 

У Бальмонта, напротив, преобладает расплывчатая эмоциональность, неожиданно вторгаются пятистопные ямбы, чуждые стилю подлинника и вносящие явный оттенок риторической декламации (курсивом выделены добавления Бальмонта, чуждые стилистике оригинала).

Я здесь творю иное поколенье,

Что будет плакать и томиться,

И ликовать, и бурно наслаждаться,

И презирать тебя,

Как я!'

Бальмонт был и оставался переводчикомимпровизатором, поэтому в его переводах удачи постоянно чередуются с неудачами. Яркий поэтический портрет Гёте дан Бальмонтом в статье "Избранник земли", написанной к 150-летию со дня рождения немецкого поэта. Прежде всего, Бальмонт говорит о редкостной гармоничности Гёте, целостности его натуры. "Души гармонические, как Гёте, подобны громадному развесистому дереву, которое растет столетия, поднимается упорно в определенном направлении и бури свои переносит... цепко и твердо стоя на своем, судьбой ему данном месте".

Бальмонта поражает в Гёте "мощь самобытных творческих захватов", он сравнивает его с Леонардо да Винчи. "И Винчи, и Гёте были полубогами. И Винчи, и Гёте смотрели на землю, как на собственное свое царство, лик которого они изменяли, не колеблясь и не уставая". Гёте предстает здесь и как преобразователь немецкой литературы. "Немецкая литература, чахлая до него, была вознесена им на степень первоклассной. И в различных ее областях он одинаково – пересоздатель и открыватель".

Вместе с тем, в рассуждениях Бальмонта заметен определенный крен: Гёте нередко (в соответствии с эстетикой самого Бальмонта) предстает здесь как "сверхчеловек" с чертами титана. "Все узнать, все понять, все обнять – вот истинный лозунг, достойный ОЬегтепзсЬ'а – слово, которое Гёте употребил раньше Ницше с бблыним правом". «В таких поэмах, как "Сатир" и "Прометей"... в железных строках им закреплены титанические порывы человеческой души».

Год спустя после выхода статьи о Гёте "Избранник земли" появляется знаменитая книга стихов Бальмонта "Горящие здания", за которой быстро последуют новые книги: "Будем как солнце" и "Только любовь". Бальмонт обретает славу дерзкого ниспровергателя устоев, певца буйной и беззаконной страсти. Интерес его к Гёте явно идет на убыль. Знаменательно, что в позднейшей книге стихов "Сонеты меда, солнца и луны" мы находим поэтические портреты Кальдерона, Эдгара По, Шелли (поэтов, особенно любимых Бальмонтом), однако Гёте в этой поэтической галерее отсутствует.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)