Гёте в русской культуре XX века 26

ВЯЧЕСЛАВ ИВАНОВ

 

ВЯЧЕСЛАВ ИВАНОВ

Гёте много значил и в творческом сознании Вячеслава Иванова, который между прочим (по утверждению поэта и переводчика Иоганнеса фон Гюнтера в его книге "Жизнь под восточным ветром", 1969) знал всего “Фауста" наизусть. Эта тема находится в самой предварительной стадии изучения, поэтому мы ограничимся лишь некоторыми фактами. Иванов в юности уехал учиться в Германию, где, по его собственному позднейшему признанию, упивался многотомным Гёте. К этому времени относятся две сцены из незавершенной драмы, которой ее публикатор, американский фидолог М. Вахтель, дал название "Русский Фауст". Это – еще незрелое юношеское сочинение, в котором действуют Фауст и Мефистофель. Действие происходит в России. Фауст здесь – русский помещик, который стремится (хотя и безуспешно) облагодетельствовать своих крестьян и томится чисто "фаустовским" чувством неприкаянности. Некоторые реплики Мефистофеля у Вяч. Иванова являются близкими цитатами из "Фауста":

Я – благодетельная сила,

Что, вечно к злу стремясь, всегда добро творила.

Тем не менее, этот юношеский этюд интересен не столько сам по себе, сколько как раннее свидетельство "гётеанства" Иванова. Став символистом, Вяч. Иванов часто и охотно цитирует в своих статьях отдельные мысли Гёте, которого он считал "дальним отцом русского символизма". В систематической форме его взгляды на Гёте изложены в обширной статье “Гёте на рубеже двух столетий", где Иванов стремится выявить близость Гёте к символизму. "... Поистине может показаться, что... подводя с Шиллером итоги своего великого века, Гёте, сам того не зная, вглядывался сквозь мглу подступающего нового столетия в далекие проблемы наших дней". Иванов специально останавливается на гётевском понимании символа как "первичного феномена" ("ифМпотеп"), которое концентрирует в себе "постоянные, отличительные для целого множества аналогичных явлений черты". Вячеслав Иванов с уверенностью говорит о том, что "в сфере поэзии принцип символизма, некогда утверждаемый Гёте, после долгих уклонов и блужданий снова понимается нами в значении, которое придавал ему Гёте...". Тем самым Вяч. Иванов (как и Бальмонт) несколько стилизует Гёте в символистском духе (но более осторожно).

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)