Гёте в русской культуре XX века 190

ИЗБРАННОЕ

 

Три собрания сочинений Гёте, изданные в XX веке, к сожалению, не представляют интереса с точки зрения нашей темы. Трехтомник под редакцией А.Я. Грузинского был щедро, хотя и несколько эклектично украшен гравюрами западных иллюстраторов. Оба издания советского периода (1932– 1949 и 1975– 1980) ограничились скупым воспроизведением классических портретов автора.

ИЗБРАННОЕ

Однотомники избранных произведений, включавшие в себя стихи, прозу, драматургию, оформлялись более разнообразно, но почти всегда неудачно. Это вполне понятно, поскольку графическая интерпретация столь разножанровых, разномасштабных произведений и одновременное соблюдение стилистической целостности книжного ансамбля – задача почти невыполнимая. Монументальный однотомник (762 с.!), составленный Н.Н. Вильмонтом и выпущенный Госиздатом в 1950 г., был оформлен известным графиком Евгением Николаевичем Голяховским. Эта работа не стала для художника такой этапной, как его обращения к Шекспиру, Мольеру, русской классике. Достаточно камерные, иногда – слишком дробные заставки к циклам и отдельным произведениям не вполне согласуются с торжественностью переплета, иногда теряются в огромном пространстве книги; более удачны символические шмуцтитулы. Однако вина в том, что оформление получилось несколько невнятным, лежит не на художнике, а на издательстве. Голяховский задумывал и исполнил данный цикл в излюбленной им технике гравюры на дереве. Но Госиздат опубликовал не эти, “столь показательные для легкой ксилографической манеры художника, но традиционные по существу замысла"5 листы, а всего лишь подготовительные рисунки к ним. Две гравюры для сборника 1950 г. – выразительные заставки к "Ифигении в Тавриде” и "Рейнеке-Лису" – были впервые напечатаны лишь в 1969 г. в сборнике "Славяно-германские культурные связи".

В том же 1950 г. более скромное по объему издание "Избранных произведений" было выпущено Детгизом с гравюрами трех художников: В. Домогацкого, А. Журовд. и Н. Побединской. Это не привело к откровенной эклектике в значительной степени потому, что их композиции выдержаны в весьма безликой, "среднеарифметической" стилистике тоновой ксилографии, широко распространенной в те годы. В оформлении сборника нет пластических открытий, но и традиция московской школы деревянной гравюры воспринята иллюстраторами весьма поверхностно. В заставках и концовках А. Журова к "Дикой розе", "Песне Миньоны" и некоторым другим стихотворениям создается элегическое настроение, присущее поэтическому оригиналу. Более условные композиции к “Вертеру" полны сентиментальных, но несколько нарочитых деталей. Графическое воплощение центральных персонажей гётевской драматургии совершенно неубедительно, иногда фигуры даже с трудом вычленяются из черного фона: Фауст во мраке готической комнаты почти неотличим от Эгмонта в темнице.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)