Гёте в русской культуре XX века 194

ЛИРИКА

 

Фаворский считал, что в оформлении переплета художник должен придерживаться чисто декоративного, силуэтного изображения, "лаконично дать как бы герб кнцги, ее изобразительный лозунг: в плоскостном решении используя фактуру и цвет переплета". В "Избранной лирике" таким лозунгом стало обобщенное изображение розы. В ее силуэте, несмотря на банальность избранного символа, есть нечто неожиданное, он начисто лишен сентиментальности, манерности, мещанской "красивости", до которых скорее всего опустился бы менее искушенный художник. Экспрессивные, строгие линии; чередование плавных очертаний лепестков и острых углов листьев; удивительное по силе звучания сочетание красного и золотого; силуэт цветка, обрезанный корешком переплета – все это создает емкий и точный образ, не изображение "розочки" (например, из стихотворения "Roslein auf dem Heiden"), а именно символ, герб всей лирики Гёте. Не случайно сборник открывают строки, в которых стихотворения, увидевшие вторую жизнь в переводе на другой язык, уподобляются цветку, возрожденному живительной влагой. Любопытно, что этот рисунок переплета спустя несколько десятилетий был повторен в оформлении книги, посвященной самому художнику, "изобразительный лозунг" лирики Гёте стал эмблемой собственного творчества мастера.

"Обложка – это суррогат переплета, не переплет и не титул, скорее последний, но более декоративный". Действительно, по степени условности суперобложка Фаворского находится как бы между рисунком переплета и титулом. Так же как на переплете, изображение дается силуэтно, но это уже не лаконичный "герб", а некое повествование, многофигурная композиция, изображающая в обобщенной и символической форме героев гётевской лирики: Прометея, амура, даму. Название книги заключается в круг, который в нижней части "оперяется" дополнительными линиями, вызывая ассоциации с венком или пером.

"Изобразительной темой форзаца по преимуществу должны быть не сюжет и не действие, а как бы атмосфера данного литературного произведения. Это может быть дано либо в предметном, либо в пейзажном, либо в сугубо орнаментальном решении". Ничто иное как именно лирическая атмосфера гётевской поэзии воссоздается на форзаце. Художник работает тремя цветами: белым, черным и серым. По левой стороне якобы случайно разбросаны, а на самом деле упорядоченно расположены силуэты дерева, оленя, звезды, солнца и луны, цветка и раковины, рыбы и птицы. Эта чрезвычайно динамично организованная на листе композиция, составленная из, казалось бы, несоединимых предметов – точно найденная формула, "ключ" к пониманию стихов. Ведь именно природа была "верховным божеством" для "великого язычника" Гёте. На правой стороне форзаца дан лишь слабый отблеск того фейерверка, искры которого рассеяны по левой – гораздо более уравновешенное и сдержанное, выполненное уже в полутонах, серым по белому, изображение облаков, змеи и бабочки. Это осознанный прием. Фаворский считал, что подсознательно зритель обращает большее внимание на правую страницу, зовущую в глубь книги. Чтобы внимание задержалось на левой стороне разворота, его пластическое и колористическое решение должно быть более броским, "перевешивать". "Фаворский открыл в свое время законы гармонии внешнего облика книги и ее внутреннего образного строя. Он населил этим образным содержанием все, казалось бы, инертные и нейтральные элементы книжного оформления...; что получилось из этого – хорошо показывает прелестный форзац к избранной лирике Гёте..., соединяющий ощущение действительно высокопоэтической и нежной лирики природы с ее поистине космическим, свойственным Гёте кругозором", – писал об этой работе А.Д. Чегодаев.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)