Гёте в русской культуре XX века 182

РОМАНСЫ Н.К. МЕТНЕРА НА СТИХИ ГЁТЕ

 

Поэтическое мотто у Метнера является тем самым феноменом, который в книге “Муза и мода" назван темой: «Тема есть то, что останавливает, закрепляет, заклинает образы, сюжеты, происшествия. Словом, то, что “преходящее" делает “символом” (аллюзия текста заключительной строфы 2-й части "Фауста" Гёте. – В.К.), но не по методу профессиональных "символистов", которые заранее предвзято рассматривают жизнь как "символический сюжет" и потому не досматривают, не доживают ее до конечной правды и глубины». И далее: "Тема есть то, на чем художник непроизвольно остановил, сосредоточил и углубил свое созерцание, и что, таким образом, стало центром, исходной и притягательной точкой, фокусом, в который собирается и которым освещается все произведение". Для Метнера показателен сам феномен литературного эпиграфа к музыкальному произведению непрограммного характера. Кстати, свое понимание программности как односторонней зависимости музыки от литературного прообраза Метнер в этой же книге оценивал придирчиво-критически применительно к вокальной лирике, к той ее традиции дословного претворения музыкой словесного текста, от которой Метнер решительно отмежевывается. «Музыка подобных романсов, находящаяся на поводу у текста и без него не имеющая своего музыкального смысла-содержания, конечно, должна быть отнесена к программной, ибо в данном случае музыкант, наподобие школьника, писал свою музыку лишь "под диктант" поэтического текста».

Если оставить в стороне известную полемическую запальчивость, свойственную литературному стилю Николая Карловича в моменты, когда, как ему представлялось, он должен был защитить святая святых своего искусства от посягательств извне, надо признать, что несмотря на традиционное в роду Метнеров вагнерианство, романтическая программность, апеллирующая к вагнеровской же идее синтеза искусств, вызывала у него импульсивное неприятие. Наоборот, своим глубоким вживанием в поэтический образ, к которому отсылает словесный эпиграф, Метнер напоминает Ф. Мендельсона-Бартольди – композитора, в данном случае близкого ему приверженностью не только культу Гёте, но и классицистскому идеалу "абсолютной" музыки, обогащенной рецепцией литературной образности (род программности, обозначенный Н.С. Николаевой, в отличие от романтического синтеза искусств, "синтезом второго порядка").

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)