Гёте в русской культуре XX века 159

ГЁТЕ И РУССКИЙ ПОСТМОДЕРНИЗМ (ВЕНЕДИКТ ЕРОФЕЕВ, ДМИТРИЙ ПРИГОВ)

 

Где Фауста нового лелея,

В другом забытом городке, –

Geheimrath Goethe по аллее Проходит с веточкой в руке.

В лирическом цикле Михаила Кузмина "Пальцы дней" Гёте сравнивается с Юпитером, неожиданно посещающим поэта и пожимающим ему руку. (Примечателен тот факт, что пиетет по отношению к фигуре Гёте выражается у обоих авторов употреблением официального титула немецкого поэта: "тайный советник Гёте".)

Данные примеры резко контрастируют с образом Гёте в литературе русского постмодернизма". Мы имеем в виду в первую очередь пространный пассаж о Гёте, содержащийся в одном из ключевых текстов русского андеграунда 1970-х годов (и, по мнению австрийского слависта X. Пфандля, "одной из самых решительных русских книг XX века"6) – поэме Венедикта Ерофеева “Москва – Петушки".

Давно отмечено метафизическое измерение сквозного мотива ерофеевского произведения – темы пьянства и алкоголизма. (Ср.: "Венедикт Ерофеев – великий исследователь метафизики пьянства. Алкоголь для него – концентрат инобытия. Опьянение – способ вырваться на свободу, стать – буквально – не от мира сего"7). Рассуждения о великом немецком классике в "Москве –Петушках" также появляются в контексте случайно разгоревшейся в вагоне пригородного поезда дискуссии о пьянстве (глава "Есино –Фрязево"). Отправной точкой дискуссии служит следующее заявление одного из ее участников, обозначенного как "черноусый в жакетке": "Все ценные люди России, все нужные ей люди – все пили, как свиньи. А лишние, бестолковые – нет, не пили". "Черноусый оказывается однако сбитым с толку, когда его попутчик-оппонент, обозначаемый в тексте как "декабрист", приводит "тайного советника фон Гёте" в качестве примера образцово трезвого поведения.

Обращение к образу Гёте в контексте разговора о людях "ценных" для России и "нужных" ей отражает априори высокий культурный ранг немецкого классика. В то же время фигура Гёте откровенно травестируется, ее восприятие редуцируется до одногоединственного аспекта ("пил ли Гёте?"). Отсюда и широкий спектр именований Гёте в монологе Венедикта: от почтительного "тайный советник Иоганн фон Гёте" до целого набора пренебрежительно-уничижительных обозначений.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)