Гёте в русской культуре XX века 160

ГЁТЕ И РУССКИЙ ПОСТМОДЕРНИЗМ (ВЕНЕДИКТ ЕРОФЕЕВ, ДМИТРИЙ ПРИГОВ)

 

Поэма Ерофеева "Москва –Петушки" выступает, на наш взгляд, ярким и печальным примером определенной "изъятости" советской действительности конца 1960– 1970-х годов из европейского и мирового культурного контекста. Соответственно личность Гёте в качестве одной из важнейших составляющих данной культурной традиции воспринимается либо как утративший всякий живой смысл "официальный" символ "культурного наследия", либо "осваивается" путем примитивизирующей карнавализации, травестии: "он такой же (примитивный, грязный пьющий), как мы".

О специфическом "образе Гёте" возможно говорить также в отношении двух стихотворений Дмитрия Александровича Пригова, написанных в промежутке между 1975 и 1989 гг., т.е. в пору расцвета московского концептуализма. Обозначая в качестве своей главной художественной стратегии "ироническую травестию социалистического реализма", Пригов, как известно, ставит целью конструирование собственного, построенного на скрещении массового и властного дискурсов имиджа "великого русского и советского поэта Дмитрия Александровича Пригова". Подоплеку данной: "стилевой маски" Б. Гройс определил как стремление "построить по аналогии с культом личности Сталина симулякр культа собственной личности", дабы таким путем "в известной мере избежать власти Сталина". Стилевая игра Пригова, делающая ставку на квантитативность, мультиплицирование приема (количество приговских текстов измеряется десятками тысяч18), приносит и вполне "серьезные" плоды в виде, например, Пушкинской премии 1993 г. Вполне "естественно" выглядит поэтому обращение "великого русского и советского позта", "живого наследника Пушкина" к образу "великого немецкого поэта". В первом из этих обращений Пригов сравнивает собственную личность с Гёте:

Ох и мудрый я как Гёте Даже страшно самому Потому что мудрость эта Страшна честному уму Потому что начинаясь Безобидно, так сказать Истончается кончаясь Где ничего не доказать.

Второе обращение посвящено теме "Гёте и мы":

И самый мало мальский Гёте Попав в наш сумрачный придел Не смог, когда б и захотел Осмыслить свысока все это Посредством бесполезных слов Он выглядел бы как насмешник Или как чей-нибудь приспешник Да потому что нету слов.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)