Гёте в русской культуре XX века 147

РОМАНЫ-СТРАНСТВИЯ И.В. ГЁТЕ И А. БИТОВА

 

В романтической поэтике от В.Г. Вакенродера ("Примечательная жизнь Иосифа Берлингера") до Ш. Сент-Бева ("Жизнь, стихотворения и мысли Жозефа Делорма") принципиальным является трагическое противопоставление доктора (врача, ученого) и художника, причем авторские симпатии, конечно, на стороне последнего. У Гёте, полемизирующего с романтиками, эволюция героя от театрального призвания к более "полезному искусству" хирурга выражена очень условно, если не иронически: любование лепными экспонатами вместо анатомирования трупов, а также совмещение профессий хирурга и брадобрея в образе Алого Плаща, рассказчика "Новой Мелузины". Кровопускание становится здесь символическим выражением возрождения к жизни.

Объединение религии в первой части романа И.В. Гёте и искусства – во второй, логически завершается в третьей единством научного знания, символически выраженным в союзе геолога Моитана-Ярно с астрономом – другом Макарии. Примечательно, что

А.Г. Битов, геолог по первой профессии, проявляет особый интерес к астрологии и использует ее в символическом сюжете своего романа. Находясь "на границе двух сред" (водного и воздушного океанов), герои Битова то поднимают глаза к звездному небу, то опускают их на камни под ногами.

Глобальное мировидение обоих писателей сфокусировано на человеке и выражено у Гёте формулой: Искусство, Нравственность, Природа (подзаголовок "Размышлений в духе странников"). У Битова Доктор Д. становится "в некотором роде художником", когда оставляет птиц и отдается размышлениям о человеке. Гротескные параллели (или "аллюзии") с Гёте обнаруживаются в настоящем черепе обезьянки Люси, который носит с собой герой, и в фамилии хирурга Коновалова, у которого автор пишет послесловие к роману "в стиле Зощенко". От наук, открывающих замки к тайнам природы, писатель рубежа XX –XXI вв. отказывается в пользу "антинауки" – экологии.

В обоих рассматриваемых романах центральное место занимают проблемы взаимодействия жизни и культуры, природы и цивилизации. Оба выражают реакцию на технический прогресс и его последствия: у Гёте – машинное производство и дефицит свободных территорий, у Битова – милитаризация и загрязнение окружающей среды. Отсюда – социальные утопии эмиграции в Америку – в "Отрекающихся" и безотходного производства – в "Оглашенных". Ограниченность утопизма снимается у Гёте "органическим символизмом", а у Битова – самопародированием.

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)