Гёте в русской культуре XX века 165

“ГОРНЫЕ ВЕРШИНЫ" ГЁТЕ-ЛЕРМОНТОВА В РУССКОЙ МУЗЫКЕ XX ВЕКА

 

Но как тогда быть с высказыванием В. Брюсова, назвавшим "Горные вершины" "недосягаемо прекрасным переводом"?3 А ведь Брюсов был не только мастером перевода, но и теоретикомэтого вида искусства. Попробую выстроить систему доказательств в поддержку мнения Брюсова.

Все, в чем оппоненты видят своеволие Лермонтова (метрика, образная система, эмоциональный тон), подсказано Гёте. Перед нами – яркое проявление того "чутья", которым – по Брюсову – должен обладать переводчик, "чтобы до глубины понять намеки поэта (намеки самим смыслом слова и звуком его)". Намеки эти содержатся уже в названии: "Ночная песнь путника". Лермонтов в своем переводе опускает заглавие Гёте, но именно им рождены и "ночная тьма", которой окутаны горы, и образ дороги, по которой идет путник. Ключевым словом для Лермонтова стало Lied – песня. Но песне (тем более в русской песенной традиции) мало подходит ритм стихов Гёте: ритм шага – не бодрого, пружинящего, мерного, а шага – сбивающегося с ритма (путник – уставший, мечтающий об отдыхе). И Лермонтов избирает ритм трехстопного хорея, который тоже подсказан Гёте – его первым стихом – Uber allen Gipfeln. И это тем более важно подчеркнуть, что "Горные вершины" – единственный случай использования Лермонтовым трехстопного хорея. В русской поэтической традиции трехстопный хорей связан прежде всего с песенной семантикой. А "песенная" установка, в свою очередь, определила и строфическую форму восьмистишия – органичную для песни.

В трехстопном хорее реализуются и другие смысловые составляющие названия "Wandrers Nachtlied": Ночная песнь путника. Ведь тема пути, ночи – это еще одна, характерная для русской поэзии семантическая грань трехстопного хорея. Конечно, как отмечает Гаспаров, "звуковая форма метра и содержание стихотворения органически не связаны – но когда поэт берет метр, он вместе с его звучанием поневоле берет и исторически накопленные его смысловые ассоциации, чтобы включить их в общий строй произведения". Но при этом "общий строй произведения" должен войти в резонанс с этими "смысловыми ассоциациями". Вот, к примеру, перевод А. Струговщикова (тот же 1840 год):

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)