Гёте в русской культуре XX века 167

“ГОРНЫЕ ВЕРШИНЫ" ГЁТЕ-ЛЕРМОНТОВА В РУССКОЙ МУЗЫКЕ XX ВЕКА

 

Еще один контекстный срез, формирующий “аллюзионную фактуру" (Гаспаров) “Горных вершин", вне которой их понимание неполно,/– Гёте-художник. Версия Лермонтова своеобразно реализует требование Гёте воспроизводить натуру глазами художника.

“Горные вершины" Лермонтова зримо-пейзажны. В них есть игра светотени (тьма – мгла), есть передний план – подернутая мглой долина и дорога (и видно, что она “не пылит") и план дальний – проступающие сквозь ночную тьму горные вершины. Это типичная композиция пейзажной картины, и движение стиха словно фиксирует направление взгляда' зрителя с дальнего плана – к ближнему, к неподвижной листве. Возникают удивительные параллели с работами Гёте о живописи, в частности, с его заметкой о пейзажной живописи: “Гористый характер обязателен, т.к. без высот и низин трудно интересно представить даль".

Пейзаж “Горных вершин" не заселен, и это усиливает ощущение безмолвия, ночной тишины, покоя. Но в этом безмолвии, на наш взгляд, нет трагизма. “Долины" Лермонтова “полны свежей мглой", и это "свежий" смягчает ночные краски пейзажа, привнося в него живое эмоциональное тепло. Аллюзия к "последнему смертному сну", присутствующая в работах о Лермонтове, – это эффект "приращения смысла" (Лотман), когда текст, вписываемый в новый контекст (в данном случае – контекст творчества Лермонтова, его образной системы, нагружается индуцируемой им информацией. Это не Лермонтов, анаше знание Лермонтова создает вокруг 'Торных вершин" новое смысловое пространство). Так что утверждения о кардинальном изменении Лермонтовым эмоционального колорита стихотворения Гёте – безосновательны. Доказательство тому – ифоника обоих произведений: оригинала и перевода.

В переводе Лермонтова, естественно, иной фонизм (другая языковая стихия): протянутые "и...", "ы..." (вершины, тихие, долины, пылит, подожди, листы, ты) – но тот же эффект протяженности, дали, усиливаемый открытым слогом во всех мужских рифмах (ночной, мглой, листы, ты). Ни одна строка у Лермонтова не оканчивается закрытым слогом, что в сочетании с трехстопным хореем усиливает напевность. Сравните с переводом И. Анненского, у которого – при большей приближенности к Гёте в метрике (тонический стих) и форме (астрофический период, 5 плюс З)17 – эмоциональная тональность, действительно, кардинально изменена:

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)