Гёте в русской культуре XX века 152

ГЁТЕ И БРОДСКИЙ: “РИМСКИЕ ЭЛЕГИИ”

 

Томас Манн в статье "Фантазия о Гёте" обращает внимание на то, что новое понимание и истолкование любви объясняется разрывом с госпожой фон Штейн, который принес поэту исцеление от физических и нравственных мук, терзавших его целое десятилетие. "Трудно переоценить, какое значение имело для него соприкосновение с языческой наивностью, с естественностью жизни южного народа". И далее: «Устойчивым, языческим, классическим, наивным, "цельным" становится теперь и его представление о любви, в которой – если воспользоваться строкой из "Римских элегий" – "К страсти взгляд приводил, страсть к наслажденью вела"».

Гёте опирался в "Римских элегиях" на традиции Катулла, Овидия и Проперция. Это очень важно. Мифологичность и литературность (в смысле возрождения опыта предшественников) – главные признаки элегии как жанра вообще и "Римских элегий" в частности. "Чувствую радостно я вдохновенье классической почвой..." – таково знаменательное начало пятой элегии.

Исходная ситуация цикла – поэт в Риме. Далее великий Протей (протеизм – общепризнанное свойство натуры Гёте, он упоминает его в четвертой элегии) претерпевает некие метаморфозы. Не нарушая логики, он говорит о себе как о варваре в Риме, но происходит подмена понятий: он уже не просто выходец из германских краев, он – германец той давней эпохи, когда произошло завоевание Римской империи варварами. Отсюда следует раздвоение героя и соединение эпох: века Августа и современности, что придает хронологическим параметрам условность.

Что же касается жанра "элегии", то Гёте следует эллинистически-римской традиции, когда элегиями именовались сравнительно короткие стихотворения, написанные элегическими дистишиями, состоящими из одного гекзаметра и одного пентаметра.

И. Бродский следующим образом охарактеризовал античную элегию: "Элегическое двустишие, говоря короче, давало возможность выразить как минимум две точки зрения, не говоря уже о всей палитре интонационной окраски, обеспечиваемой медлительностью гекзаметра и функциональностью пятистопного ямба с его дактилической, – т.е. отчасти рыдающей, отчасти самоустраняющейся второй половиной".

 

(–) Предыдущая _ Следующая (+)