Тридцатый век, среда

Началось все с того, что Частный Институт Распознавания Тенденций принял решение не долбить в белый свет как в копеечку, а сосредоточиться на одном моменте в будущем человечества (случайным образом был выбран день 1 мая 2999-го года, среда). Во-первых, это давало возможность сравнения и взаимопроверки показаний разных экстрасенсов. Во-вторых, представлялось, что цельная картина одного периода информационно ценнее для нас, чем набор обрывочных сведений о разных эпохах. В-третьих, существовало предположение, что последовательные попытки пробиться к видению одного и того же момента могут, так сказать, "проторить тропу" в эфире, постепенно улучшая качество получаемой нами информации.

Приводимые ниже фрагменты протоколов работы с экстрасенсами показывают, с какими трудностями столкнулась научная команда ЧИРТа.

1
- Видишь ли ты людей?
- Да, много людей.
- Есть ли у них какая-нибудь заметная особенность?
- Да, они одноногие.
- Можешь ли ты объяснить это подробнее?
- У них всех не хватает правой ноги ниже колена.
- У этой особенности естественные или искусственные причины?
- Каждый из них в возрасте трех лет переболел какой-то болезнью, после которой ногу пришлось отнять.
- Они выглядят счастливыми?
- Да. Кстати, весь транспорт, здания и т.п. устроены так, чтобы травма никак не мешала этим людям.

2
- Видишь ли ты людей?
- Да, много людей здесь и там.
- Есть ли у них какая-нибудь заметная особенность?
- Нет... Кроме того, что они все крестьяне.
- Можешь ли ты объяснить это подробнее?
- Они все без исключения работают на земле. Они выглядят очень счастливыми.
- У этой особенности естественные или искусственные причины?
- Очевидно, в их обществе это единственный известный им образ жизни, так что я бы сказал искусственные, социальные.
- Они выглядят счастливыми?
- О да, абсолютно.

3
- Видишь ли ты людей?
- Да, там есть люди.
- Есть ли у них какая-нибудь заметная особенность?
- Да, они все экстрасенсы и видят меня.
(Этот сеанс был немедленно прекращен.)

При каждой попытке мысленно проникнуть в тридцатый век наблюдатель видел каждый раз совершенно другое человечество; у каждого из этих людских сообществ были лишь два общих признака:  во-первых, в каждом из них люди были поразительно похожи друг на друга; во-вторых, все люди казались довольны своей жизнью.

На сегодняшний день лучше всего объясняет эти наблюдения так называемая теория среды. В нашу эпоху поляризация политики состоит в том, что левые выступают за равенство всех людей, а правые - за самореализацию каждого человека. И те, и другие думают, что их идея заключает в себе рецепт всеобщего счастья. Борьба левых и правых объясняется тем, что, к сожалению, мы не можем иметь и то, и то: мы не можем построить общество, в котором люди одновременно были бы во всем равны и могли реализовать все свои лучшие способности.

Представляется, что к тридцатому веку люди все-таки смогли найти способ достижения обоих идеалов вместе: и левого, и правого. Когда ребенок рождается, он помещается в свою индивидуальную среду, которая является искусственным обществом, характер и и одаренность всех членов которого примерно совпадают с характером и одаренностью этого ребенка. Благодаря этому у человека, с одной стороны, есть ранняя мотивация развивать свои лучшие способности, а с другой стороны, он всю жизнь чувствует себя равным среди равных.